Отображение конца социального в фильмах «Дурак» и «Завод»
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Титульная страница Жизнь - социум - социальные явления Культура - искусство - кино Отображение конца социального в фильмах «Дурак» и «Завод»

Отображение конца социального в фильмах «Дурак» и «Завод»

Печать

Отображение конца социального в фильм, Дурак, Завод, критика, обзор, комментарий, мнение, отзыв,

Молчание масс, безмолвие молчаливого большинства – вот единственная подлинная проблема современности.

Ж. Бодрийяр «В тени молчаливого большинства, или конец социального»

В «Дураке» (2014) главный герой молодой сантехник Дмитрий Никитин живет по правде: стремиться без взяток, с помощью своих сил учиться в университете, у него есть чувство ответственности, он готов пожертвовать собой ради спасения других людей.

В картине «Завод» (2019) ветеран войны, лишившийся глаза по прозвищу «Седой» работает на заводе железобетонных изделий. Будучи наивным в свое время, когда другие его сослуживцы искали любого повода откосить от службы в горячей точке, он пошел воевать. Любая война есть продолжение политики насильственными методами. В капиталистической системе главной ее целью является увеличение прибыли. И трудящиеся, несущие всю тягость боевых действий никакой благодарности от буржуазного государства не получают. И Седой не стал исключением. Оставив на войне свое здоровье, в гражданской жизни он не может ни лечиться, ни найти нормальной работы. Не желая умереть голодной смертью, пошел на завод к станку. Испытав на себе всю несправедливость системы, он остался человеком, не опустившим руки. 

Но обоим главным героям приходится жить в обществе, где с несправедливостью все смирились и бороться с ней никто не собирается. Подавляющее большинство замкнулось на своем ближайшем окружении – друзьях, семье или себе любимом. Главными жизненными целями в обществе потребления становятся стремление к материальным благам. Критерием успеха стало богатство. И каким путем оно создается никого не волнует. Человек с жизненной позицией потребителя безответственный. В «Дураке» Дмитрий с отцом постоянно чинят лавочку возле подъезда, не получая за это никакой благодарности. Даже наоборот, мать и жена Никитина попрекают их с отцом за такие дела, а соседи смеются. 

Естественное желание молодого сантехника дальше учиться и реализоваться в труде со стороны близких вызывает презрение. Жена считает такое занятие бесперспективным. Все равно в университете потребуют взятки, а продвижения по карьерной лестнице без связей невозможно. Для матери машина с гаражом важнее образования. Своего мужа с сыном за честность и нежелание воровать она называет «тюфяками, в которых ничего путного в жизни не будет». Для нее они дураки. Быть человеком в понимании матери – значит иметь материальное благополучие, «чтоб все, как у людей». А от честности «никакого толку нет, все равно сидят в грязи».

В «Заводе» рабочие готовы терпеть любые унижения «лишь бы их не трогали». Безработица и нищенские зарплаты да еще с трехмесячными задержками не толкают людей с ложным сознанием к протесту. Они скорее займутся разбоем, чем борьбой за свои права. 

«Мы можем различать истинные и ложные потребности. «Ложными» являются те, которые навязываются индивиду особыми социальными интересами в процессе его подавления: это потребности, закрепляющие тягостный труд, агрессивность, нищету и несправедливость. Их утоление может приносить значительное удовлетворение индивиду, но это не то счастье, которое следует оберегать и защищать, поскольку оно (и у данного, и у других индивидов) сковывает развитие способности распознавать недуг целого и находить пути к его излечению. В результате – эйфория в условиях несчастья. Большинство преобладающих потребностей (расслабляться, развлекаться, потреблять и вести себя в соответствии с рекламными образцами, любить и ненавидеть то, что любят и ненавидят другие) принадлежат к этой категории ложных потребностей» [1].

В определенный момент наступают критические ситуации, не реагировать на которые ответственные люди не могут. Так и в вышеназванных фильмах. Никитин обнаруживает аварийный, падающий дом, а Седой вместе с коллегами узнают о ближайшем закрытии завода с перспективой стать безработными.

В обоих случаях созданные проблемы имеют системный характер. Желания нажиться на чужих несчастьях, набить свой карман у власть предержащих и владельцев средств производства, при пассивности масс уничтожают социальное. В «Дураке» коррупционность и воровство чиновников становятся причиной гибели в ближайшее время под обломками общежития 820 человек, а в «Заводе» директор ради максимизации прибыли решает обанкротить предприятие и выбросить на улицу 300 рабочих. 

Мысли самих хозяевов жизни пропитаны социал-дарвнизмом и мальтузианством. Чиновники не видят ничего плохого в гибели людей от плохих условий жизни, ведь чем меньше будет быдла, тем «чище станет мир и им, нормальным людям, будет проще жить». «Здесь либо человеком живут, либо скотиной. На всех хорошей жизни все равно не хватит. Подели ее на всех и никому ничего не достанется, все будем одинаково нищие». Владелец завода Калугин обосновывает свое привилегированное положение способностью урвать в нужный момент кусок общенародной собственности: «Когда другие водку глушили, я впахивал как вол, под смертью ходил». И, по его мнению «Справедливости нет. Есть жизнь реальная. Бедность, голод, нищета. У каждого свой интерес. Понятный. Кто за детей, кто за себя».

С подобными проблемами общество в истории сталкивалось постоянно, угнетенные добивались уступок от эксплуататоров путем восстаний, забастовок и других форм протеста, вплоть до революций. Ныне же, тотальное манипулирование общественным сознанием приводит к гиперконформизму масс. Они находят любые предлоги для обоснования своей пассивности, будь то нежеланием рисковать семьей, приоритетом личных интересов над коллективными, бесполезностью любой борьбы и т.д. «Коллективная изворотливость в нежелании разделять те высокие идеалы, к воплощению которых их призывают, – это лежит на поверхности, и, тем не менее, именно это и только это делает массы массами» [2].

Желание Никитина спасти людей мать с женой считают ерундой «ведь добиться ничего нельзя. Если общежитие 30 лет никто не ремонтировал, то и сейчас оно никому не нужно». Если докажется правота Дмитрия, то «ему легче будет заткнуть рот». Рабочие завода реагируют на призыв Седого к борьбе следующими словами: «Смелый какой, только у тебя за душой никого, никому не должен, ни родных, ни семьи, вот ты и смелый, мученик». 

Бесполезны любые попытки открыть массе глаза на действительность, поднять на сопротивление. «Масса избегает схем освобождения, революции и историчности – так она защищается, принимает меры против своего Я. Она функционирует по принципу симуляции и мнимого референта, предполагающему политический класс-фантом и исключающему какую-либо «власть» массы над самой собой – масса есть в то же время и смерть, конец политического процесса, которому она могла бы оказаться подконтрольной. Она губит и политическую волю, и политическую репрезентацию» [2].

Сантехник Никитин ругается со своей женой, для которой «никто никому ничего не должен и все эти люди им никто». Удостоверившись в гнилости системы, он обращается напрямую к жителям общежития, предупреждает их о ближайшей аварии, самостоятельно проводит эвакуацию, не смотря на полученный ультиматум чиновников немедленно покинуть город под угрозой смерти. Но сами жильцы и избивают потом своего спасителя, возвращаются назад в дом на верную гибель. 

Седой пользуется ситуацией с закрытием завода для поднятия данной проблемы на всю страну. Идя на обман своих коллег, а иначе б его никто не поддержал, с помощью разбоя планирует привлечь внимание к проблеме широкой общественности через освещение события в средствах массовой информации (СМИ) и судом над вором Калугиным. Но те же самые рабочие, ради которых он и совершал затею, его и подставляют в критический момент, когда начинают затрагиваться их личные интересы, связанные с семьями. 

«Текучее, неустойчивое, податливое, слишком быстро уступающее любому воздействию скопление, характеризующаяся гиперреальным конформизмом, крайней степенью пассивности туманность – вот виновник сегодняшней гибели власти. Но точно так же и краха революции – потому что такого рода имплозивная масса по определению никогда не взорвётся и, следовательно, неизбежно нейтрализует любой обращённый к ней революционный призыв» [2].

Попытка затормозить социальный прогресс, когда экономические предпосылки этому благоприятствуют, ничем иным кроме катастрофы закончиться не может.  

Манипуляция сознанием как способ управления социумом используется с момента зарождения классового общества. Правящие классы использовали образование, религию и культуру в качестве инструментов для удержания в покорности угнетенных и эксплуатируемых, внушали им мысль о естественности того или иного общественного строя. Новые знания о человеке вместе с увеличением разнообразия СМИ в наше время направляются буржуазией против рабочих. На место народа как субъекта истории пришла масса, толпа – совокупность индивидов, лишенных подлинного смысла жизни и исторической памяти. 

В условиях, когда «самый революционный класс» не осознает своего интереса и находится под властью ложных потребностей и наступает конец социального. В художественной форме он изображен в фильмах Ю. Быкова «Дурак» и «Завод». В обеих кинокартинах остатки социального в виде совестных и честных людей «вращаются вокруг масс». 

Список использованной литературы:

1. Маркузе Г. Одномерный человек. – М.: «REFL-book», 1994

2. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального / Перевод с фр. Н. В. Суслова. – Екатеринбург: Издательство уральского университета, 2000.


Comments:

 

bengal cat


Поделиться

Спасибо за поддержку и помощь в распространении материалов!

Авторизация

Мы рады Вас видеть на нашем сайте

До новых встреч!

Может быть интересным:


orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi