Случайная встреча (короткий рассказ о жизни)
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Случайная встреча (короткий рассказ о жизни)

Печать

Случайная встреча,  рассказ, жизнь, общество, молодые люди, работа, супермаркет, дружба, друзья

Девушка Оля - коренная полтавчанка. Живет вместе с родителями. Она небольшого роста, имеет пышную фигуру. Отзывчивая и общительная. После окончания техникума по специальности «технолог» поступила в университет на заочное отделение. Решила сама себе заработать на учебу, чтобы не обременять родителей дополнительными затратами. Работает в супермаркете продавцом-консультантом.
Рабочий день подошел к концу. Сергей, молодой человек 26-ти летнего возраста, среднего роста, худощавый, одетый в черные шапку и пуховик, в поношенных джинсах и потресканных, уже не раз латаных ботинках, выходит с работы и быстрым шагом, насколько этому позволяет скользкая дорога, идет к остановке, чтобы успеть на маршрутку. Зимний мороз пощипывает кожу лица и незащищенные рукавицами руки. Расчищенный снег лежит на краях тротуара грязными комками. Скользкая поверхность дороги ждет своей жертвы в виде неосторожного поскользнувшегося пешехода. Ночную темноту разрезают фонари и вывески на магазинах, аптеках, банках, кафе. На остановке топчутся несколько замерзших человек, с нетерпением ждущих маршрутку, в которой можно согреться и добраться домой. По улицам, не смотря на мороз, бродят люди в праздничном веселье,  поздравляя друг друга.

Сегодня 6 января, рождественская ночь, семейный праздник. По традиции люди ходят в гости к родным на праздничный ужин. Но для Сергея уже несколько лет любой праздничный день ничем не отличался от будничного. Родом он с провинциального поселка, а учился в Полтаве, и впоследствии остался здесь работать. После студенческих лет он любит вспоминать праздничные поездки домой, радость встречи с родителями и друзьями. Но сейчас работа продавцом обуви в торговом центре не дает возможности часто ездить домой, а тем более на праздники.

Подъехала маршрутка, и передав водителю деньги за проезд, Сергей сел на свободное место. В свой завтрашний выходной день он планирует выспаться и почитать книгу. Он интересуется экономикой и политикой. Хочет разобраться в причинах бедности трудящихся, чтобы знать, как изменить их жизнь к лучшему. Карьера и богатство его не интересуют, лишь бы был минимум средств  для самых необходимых жизненных потребностей, главное же – быть полезным людям, своей родине. Устроиться работать по полученной специальности «Финансы» на предприятия или в банк не получается. Заняться наукой при университете также нет возможностей. Нищенская оплата преподавателей не покрывает даже минимальных затрат городской жизни. Поэтому Сергею приходится 12 часов в день 6 дней в неделю торговать дешевой обувью, а в свой единственный выходной, несмотря на усталость, посвящать себя получению новых знаний. Он видит, что возможностей для самореализации у людей на данный момент не так уж и много. Зачастую, не смотря на свои навыки и уровень образования, они работают всю жизнь за копейки на неквалифицированной работе.

Подобный порядок жизни Сергей считает несправедливым и мечтает его сменить. Все, что ему рассказывали в университете о конкуренции, будто человек со знаниями всегда найдет высокооплачиваемую работу, соответствующую квалификации, оказалось ложным.

Сергей выходит с маршрутки и идет домой. Ночью температура воздуха опустилась все ниже. Мороз вместе с поднявшимся ветром пробирает холодом до самых костей. Тучи закрывают собой звездное небо. Сергей подходит к девятиэтажному дому. Его стены на первом этаже расписаны аэрозольной краской. Вокруг валяется  сброшенный из балконов мусор. Уродливыми сосульками на деревьях застрял полиэтилен. Бетон на ступеньках перед подъездом рассыпается. Стоящие друг против друга лавочки исцарапаны матерными надписями, несколько досок вырвано. В двери подъезда вмонтирован  домофон. Прикладывая к нему ключ, Сергей заходит в подъезд. Воздух в нем стоит тяжелый с запахом сырости и готовящейся еды. Освещение отсутствует. Чтобы не поломать ноги, нужно чем-то себе подсвечивать. Лифт работает с перебоями, в нем часто застревают люди ,и Сергей им не пользуется, не хочет рисковать. Он поднимается пешком по лестнице на шестой этаж в квартиру, в которой снимает комнату. На лестничных площадках валяются окурки, упаковки из- под продуктов, бутылки.

Сергей подходит к коричневым дверям с надписью «95», достает с кармана ключ, подсвечивая телефоном, вставляет его в замочную скважину и с трудом провертывая, входит в квартиру. Время позднее, и хозяйка, Лариса Андреевна, уже спит. Это женщина 65-летнего возраста, низкого роста, с седыми коротко стрижеными волосами, по дому ходит в выцветших синей кофте, черных штанах, тапочках с дырками возле носков. Днем болтает с подругами по телефону и смотрит телевизор. По вечерам выходит в магазин и подышать свежим воздухом, надевая розовый берет, коричневые курточку и ботинки, черную юбку, серые чулки. Живет одна, ее муж шесть лет назад умер от сердечного приступа.

Сын наглый и беспардонный, живет отдельно, развелся с женой, выпивает, к матери наведывается за деньгами или за едой. Лариса Андреевна его называет бездельником и не церемонится, ругается с ним и прогоняет с дому. Пенсия у хозяйки маленькая, а тарифы за коммунальные услуги высокие и потому она сдает одну из своих комнат в квартире в аренду.

Разувшись, переодевшись и перекусив на кухне, Сергей от накопленной недельной усталости свалился спать.
Будильник звенит в 8:00. Сергей еще десять минут лежит, поднимается и идет в туалет и ванную. Квартира давно требует ремонта. Вся мебель старая. Паркет на полу скрипит, стертый местами лак образует темные пятна, обои от времени уже желтые и кое-где, отклеиваясь, формируют бугорки. Шкафы рассохшиеся, плотно не закрываются. С окон дует сквозняк, мелкими хлопьями с них обсыпается краска. Канализация часто забивается. Мойка на кухне стоит ржавая. На полу под кухонным столом валяются хлам, бутылки, несвежие тряпки. На подоконнике стоят цветы в горшках, вокруг них лежит маленькими черными комками рассыпанная земля. Холодильник рычит в судорогах, как перед смертью. Ванная от грязи покрытая желтым налетом. По углам висят белые произведения пауков, пол грязный, ползают тараканы. Хозяйка не очень любит убираться. Местечко неуютное, особенно для людей, привыкших к чистоте.

Такой быт Сергей терпит из-за скудности своего материального положения. Он помогает Ларисе Андреевне чинить краны и пробивать канализацию, за что она его угощает обедом. В своей комнате Сергей поддерживает порядок, места же общего пользования – ванная, коридор и кухня быстро засоряет хозяйка. Подобные дома – потенциальные трущобы. Мебель и бытовая техника со временем окончательно сгниют. При нехватке денег никто ремонт делать не будет.

– Доброе утро, Сережа, с рождеством тебя, – сказала Лариса Андреевна, встретившись с Сергеем на кухне.
– Доброе, и Вас с праздником, – ответил Сергей.
– Спасибо, что делать сегодня собираешься?
– Да вот позавтракаю, схожу в магазин и что-то почитаю.
– Дорого сейчас все. Вот вчера сходила в магазин, считай ничего не купила  и сотни гривен нет, а у меня пенсия тысяча триста, твои деньги за аренду комнаты на коммуналку уходят, не живем, а выживаем, – со вздохом сказала Лариса Андреевна.
– Да, трудно, нужно помогать друг другу, так легче выжить, нежели поодиночке, – добавил Сергей.
– Цены, тарифы на коммуналку растут, а зарплаты и пенсии стоят на месте. Когда же жизнь наладится, когда эти сволочи чиновники нас давить перестанут? – спросила Лариса Андреевна.
– Я думаю, народ бесконечно не будет терпеть издевательства над собой, со временем все изменится к лучшему, я в это верю, – ответил Сергей.
– Дай то бог, – сказала хозяйка.

Сергей принялся готовить завтрак. Позавтракав супом, выпив чашку кофе, поздравив родителей по телефону с рождеством, он оделся и вышел за покупками в магазин. Был ясный солнечный день. На синем небе кое-где проплывали белыми пятнами облака. По сравнению с ночью мороз немного спал.

Сергей всегда покупал самое необходимое: крупы, сахар, макароны, картошку. Из-за скудности денежных средств приходилось постоянно экономить. Дабы не замерзнуть, он быстрым шагом пошел в супермаркет. В нем продукты были дешевле по сравнению с небольшими магазинами.
Крупное прямоугольное здание расположилось метрах в ста от дороги. На лицевой стороне висят рекламные объявления, информирующие о праздничных скидках: 30, 40, 50%...налетай – покупай. Перед супермаркетом в 10-15 рядов на стоянке расположились автомобили искушенных покупателей. В праздничный день их особо много. В здание они входят с пустыми руками, а выходят либо с полными пакетами в руках, либо с тележками, набитыми товарами, сгружая их в багажник своего автомобиля. Грустные работники супермаркета, одетые в красную форму ходят, собирают на улице пустые тележки и отвозят их обратно в здание.

Сергей входит внутрь. На входе стоят охранники, пристально наблюдая за роем людей возле касс, периодически что-то отвечая по рации. Здесь широкий выбор товаров: пищевые продукты, свежая выпечка, посуда, овощи, фрукты, одежда и всякое другое. Звучит разнообразная музыка, чередуясь с праздничными поздравлениями и голосовыми рекламными объявлениями, сообщая о преимуществах супермаркета, его низких ценах, качественной продукции, резюмируя «с нами выгодно».

Сергей не любил совершать покупки, ходил в торговые заведения по необходимости, никогда не понимал так называемый шопинг – покупки ради покупок, ради препровождения времени. Зачем полдня гулять, высматривать цены, что-то примерять, если есть занятия интересней и полезней? А здесь же сплошная бессмыслица: тратить кучу денег, с таким трудом заработанных на фальсифицированные товары, вредные здоровью. Ведь в рыночной экономике трудно найти качественный товар. Производители гонятся за прибылью, ради чего пичкают продукты питания химией, а в бытовую технику закладывают срок запланированного устаревания, чтобы через время человек снова пришел и купил товар. Потому Сергей не покупал полуфабрикатов, не питался фастфудом, готовил еду дома, не покупал так называемые имиджевые товары, когда выпускаются новые модели, но функции остаются практически теми же.

Взяв тележку, Сергей идет в нужные ему отделы. Покупатели не спеша, не обращая на него внимания, бродят по зданию: кто-то выбирает товар, всматриваясь в их широкий ассортимент, кто-то выбирает одежду и заходит с ней в примерочную, кто-то делает заказ в небольшом кафе. В супермаркете тепло. Некоторые люди снимают верхнюю одежду и вешают ее на тележки. Сергей берет несколько килограмм картошки, пачку гречки, печенье, кефир и идет расплачиваться. Перед выходом стоят штук двадцать касс и возле каждой очередь из 5-8 человек. Люди выкладывают на ленту товар и кассир как робот их пробивает, задавая одни и те же вопросы: нужен ли пакет, есть ли” скидочная” карточка, принимает деньги, выдает сдачу и чек, говорит «спасибо, приходите к нам еще» и приступает к следующему покупателю. Товар двигается как на конвейере, кто-то из покупателей бежит назад перевешивать весовой товар из-за неправильно выбранного кода товара на автоматизированной машине по выбиванию штрих кодов, кто-то из-за недостачи денег откладывает некоторый товар.

Постояв минут 15 в очереди, Сергей расплачивается за товар, складывает его в пакет и идет на улицу. Перед входом стоит молодой человек 27-летнего возраста, выше среднего роста. На щеках по бокам на фоне побритого лица у него кое-где торчит щетина. Одет в серую шапку, черное пальто, джинсы и ботинки, один шнурок которого развязан. В одной руке держит сигарету, а другой что-то нажимает в телефоне. Немного присмотревшись, Сергей узнал в нем своего одногрупника по университету. Его зовут Вячеслав. Из-за постоянной неуспеваемости и прогулов много раз был под угрозой отчисления. А если и приходил на занятия, то спал или играл в игры на телефоне. Благодаря взяткам с горем пополам Вячеслав окончил университет. Дружбу между людьми он рассматривал как средство получения определенной выгоды. Сам же о просьбах, обращенных к нему, либо забывал, либо выполнял не вовремя. Особо дружеских отношений Сергей с Вячеславом не поддерживал, так как у них были разные взгляды на жизнь. Но и сказать, чтоб они в студенческие годы вообще не общались тоже нельзя. Чем Вячеслав занимался спустя 5 лет после учебы Сергей не знал. И вот сейчас выпал случай поинтересоваться.

– Слава, ты ли это? – приблизившись, обратился к молодому человеку Сергей.
– О, привет Серега, с праздником, давно не виделись, как поживаешь? – ответил Вячеслав с удивленным выражением лица, не ожидая увидеть здесь своего одногрупника.
– Привет. И тебя с рождеством. Да как поживаю? После учебы остался здесь. Работаю, хоть и не по специальности. Платят мало, на оплату съемной комнаты много денег идет, да и цены все время растут – в принципе терпимо, да и кому сейчас легко? Сам-то как? На Ирке женился? Она ж без ума от тебя была. А то мы после учебы и не контактировали друг с другом, – сказал Сергей.
– Та нет, не женился. Полные девушки не в моем вкусе. Диплом еле получил, несколько месяцев не мог защитить дипломную работу. Потом уехал в Киев. Работаю экономистом в банке, снимаю квартиру. В принципе нормально. Вот на праздник к другу в Полтаву в гости приехал. Кого-то из наших видел? – спросил Вячеслав и выбросил окурок в урну, а развязанный шнурок заправил в ботинок.
– В транспорте один раз видел Антонову и Морозову. Многие ведь разъехались. А ты с кем-то связь поддерживаешь? Летом было 5 лет окончания учебы, а встречу никто не организовывал, – ответил Сергей.
– С Захаровым и Алексеевой переписываюсь. Ну и что с того, что встречи не было? Ты бы пошел на нее? – отвлекаясь на телефон, спросил Вячеслав.
– Пошел бы. Интересно же кто чем занимается, – ответил Сергей.
– Мне как- то все равно кто чем занимается. А я думал ты уже начальник отдела, или что-то в этом роде, ведь ты же отличником был, – сказал Вячеслав.
– К сожалению, на диплом сейчас никто не смотрит, устраиваются на работу по блату, через знакомых, родственников, взятки дают, а я так не хочу, работаю продавцом обуви, имея экономическое образование, – сказал Сергей.
– А при чем здесь блат и родственные связи? – с заметным интересом, как будто Сергеева фраза задела его лично, и пряча в карман телефон, – спросил Вячеслав. – Ты действительно считаешь, что, например, какой-то мистер Сорос будет держать у себя на фирме на высокой должности ленивого сына, приносящему ему убытки? Конечно, нет. И у меня есть много знакомых, которые в свои 25 довольно успешные люди, имеют стабильный заработок и достигли этого благодаря уму и трудолюбию, а не связям, как ты говоришь. И я сам устроился в банк без знакомств, сначала на низкооплачиваемую должность, потом получал повышения. Все в руках человека.
– Во время учебы ты особым трудолюбием не отличался, – иронически сказал Сергей.
– Да, но то учеба, там нет стимула “шевелится”. Другое дело сейчас, когда ты получаешь зарплату, а от выполнения плана зависит уровень премий и продвижение по карьерной лестнице, – сказал Вячеслав.
– Ну как же нет стимула “шевелится”? А знания, оценки, по которым можно оценивать уровень твоей квалификации? Ты своим ответом только подтвердил мои слова о том, что на диплом сейчас никто не смотрит. И как же человеку после универа устроится на работу, если везде опыт требуется? Многие не находят работы внутри страны, едут на заработки на низко квалифицированную работу за границу. Украина по уровню бедности первое место в Европе занимает. Население миллионами сокращается. Не на что содержать семью. Каждая 4-я проститутка в Европе украинка. И все это благодаря рыночной экономике. В системе дело, а не в людях. Пройди по улицам, посмотри, сколько нищих с протянутой рукой стоят, – сказал Сергей.
– Согласен, в стране ужас. Люди пытались изменить ситуацию в 2013-14 годах, а их снова использовали как пешек. И пришла новая преступная власть. Пенсия 1300 гривен, коммуналка – 1200. Выживай, как хочешь. В Киеве тоже бомжей хватает. Работать не хотят, бухать круче. Если вместо денег предложишь купить еду, то начнется: «та нет, я такое не ем». Сам был свидетелем такой ситуации. Так что я бы на твоем месте не переживал так за попрошаек. Холодно, давай в здание зайдем, – предложил Вячеслав.
Двое парней зашли в здание супермаркета и остановились в углу возле автомата с кофе, чтоб никому не мешать и продолжить свой разговор.
– А я бы не был таким самоуверенным на твоем месте. Если нашел высокооплачиваемую работу, то думаешь как у Христа за пазухой? Ты такой же наемный рабочий, как и я. И при первом же кризисе нет никакой гарантии, что ты не окажешься на улице. Твое положение зависит от работодателя. А на счет того, что люди не хотят работать я тоже не согласен. Раньше жили те же люди, и не было ни безработицы, ни бедности, страна прибавляла в населении, развивалась экономика, были перспективы. А после 91-го то и начался ужас и бесперспективность. Так что в системе дело, а не в людях, – сказал Сергей.
– При первом же случае меня не уволят, были уже сокращения. Я хорошо работаю. У меня нет иллюзий по поводу моей исключительности, я банально выполняю то, что от меня требуют. И банк, в котором я работаю не единственный банк в Киеве. В каждой системе есть свои плюсы и минусы. Мне родители рассказывали, как раньше людям жилось. Никакого разнообразия: ходили в одинаковой одежде. Ничего кроме картошки не ели. Крестьяне были настоящими крепостными: паспортов не давали, денег не платили. Зато налоги были: на фруктовые деревья, на домашний скот. Приусадебные участки позабирали. Народ жил одинаково плохо. Десятки миллионов расстреливали.
– Десятки миллионов в день, – добавил Сергей.
– Да, в день. В то время как партийная элита в специальных магазинах отоваривалась, народ в очередях стоял. Такой системы ты хочешь? Извини, – сказал Вячеслав и поднял трубку звонящего телефона. – Да Витя, через полчаса буду, сейчас в супермаркете только отоварюсь. Давай. Меня друг поторапливает, – добавил Вячеслав, положив трубку.
– Я думаю, верить всему, что говорят родители не стоит, потому как объективности ты от них не получишь. Они ничего не сделали для предотвращения развала страны, вот и врут, как там плохо жилось. К тому же вдумайся в свои слова, они же противоречат логике. Крестьянам не платили денег, а за счет чего они платили налоги, о которых ты упоминал? Если им не выдавали паспорта и они не могли переехать в город, за счет кого города росли? А дефициты искусственно создавались для обоснования смены системы, – с банальным выражением лица ответил Сергей, как будто он каждый день опровергает подобные высказывания и от этого уже устал.
– А кому тогда верить, тебе что ли? С какой стати? – с возмущением сказал Вячеслав.
– Не надо никому верить, думай своей головой и проверяй сказанное другими. Суть советской системы была в коллективизме и взаимовыручке, – ответил Сергей.
– Потому она и рухнула, эта система. Никому, кроме близких родственников помогать не надо, – ответил Вячеслав.
– Но ведь семья, родные – часть общества и они не смогут быть по настоящему счастливыми, если их будут окружать несчастные люди. Как на счет посвятить свою жизнь на благо общества?
– Работать на светлое будущее, которое никогда не настанет? Нет, спасибо, это не для меня. Вячеслав ухмыльнулся и добавил – Только не надо спекулировать на таких словосочетаниях как «благо общества». Типа жить в нищете, а номенклатурщикам в масле? Я просто хочу работать и зарабатывать. Только б не было войны, и чтобы эта чертовая власть не мешала мне зарабатывать, – с ироническим выражением лица ответил Вячеслав.
– Но это же мещанская позиция, – возмущенно отреагировал Сергей.
– В чем? В том, что я хочу зарабатывать себе на кусок хлеба и совершать успехи на работе? Чтоб получать больше денег и обеспечивать себе лучшую жизнь своим трудом? В этом моя мещанская позиция? Что плохого? Серега, скажи мне, пожалуйста, а что тогда не мещанство? Это чтоб все равными были? Всех сровнять? Чтоб те, кто не хотел работать, но любил пьянствовать были равными с теми, кто потом и кровью зарабатывает себе состоянье? – с запалом сказал Вячеслав.
– В том мещанство, что тебе плевать на страну, лишь бы у тебя все было хорошо, – ответил Сергей.
– У меня и у моих близких. И да, на страну мне реально наплевать. У меня одна жизнь. И я не готов умереть за интересы политиканов, которые потом все равно обдурят народ. Я не верю политикам в принципе. Все равны – такого не было и не будет. Везде есть подчинение. Закон естественного отбора никто не отменял, – сказал Вячеслав.
– В животном мире как раз большую роль играет взаимовыручка. При опасностях животные объединяются в стаи. Иначе бы их истребили поодиночке.
– Так то стадо, а человек умнее животных и давай уже закончим наш разговор, а то меня ждут, – посматривая на часы, сказал Вячеслав.
– Хорошо, я тебя не стану задерживать, скажи только – ты в своей жизни хоть раз кому то кроме своих родных бескорыстно помогал? – спросил Сергей.
– Нет, я же говорил – зачем помогать разному быдлу, которое кроме пьянки ничего в жизни не интересует, – ответил Вячеслав.
– Понятно, но все таки попробуй кого-нибудь из незнакомых выручить – почувствуешь какая это радость, никакие деньги в мире ее не заменят – сказал Сергей.
– Ладно, пока, может еще увидимся, – попрощался Вячеслав и пошел за покупками.
– Всего хорошего, – сказал Сергей и направился идти домой.

На пути в кондитерский отдел Вячеслав видит как Оля, одетая в красную форму, не имея сил поднять ящик с товарами, толкает его ногой в нужное место. Вячеслав на несколько секунд остановился и сказал:
– Девушка, что ж Вы таскаете такие тяжести?
– А что поделаешь, помощи ни от кого сейчас не дождешься, – со вздохом ответила девушка.
– Давайте я Вам помогу, – сказал Вячеслав, поднял ящик и понес его к полупустым полкам.
– Спасибо Вам большое, – сказала, улыбнувшись, девушка.
– Та не за что, пустяки, – искренне улыбаясь в ответ сказал Вячеслав.

Comments:

 

bengal cat


Поделиться

Спасибо за поддержку и помощь в распространении материалов!

Авторизация

Мы рады Вас видеть на нашем сайте

До новых встреч!

Может быть интересным:


Яндекс.Метрика
orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi