Сказка о человеческом достоинстве (притча с элементами юмора и реальной жизни)
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Титульная страница Юмор (весёлые истории, весёлые картинки) Весёлые истории Сказка о человеческом достоинстве (притча с элементами юмора и реальной жизни)

Сказка о человеческом достоинстве (притча с элементами юмора и реальной жизни)

Печать

Сказка о человеческом достоинстве

- анекдот про стадо баранов вместо эпиграфа:

— Извините, сейчас около вас стадо баранов не пробегало?!
— А ты что, отстал?

 

 

 

 

 

 

Сказка о человеческом достоинстве, о явлениях социальных да о делах не столь далеких

(притча с элементами юмора и реальной жизни)

Сказка о человеческом достоинстве

Когда на мясокомбинат привозят баранов, они чувствуют неладное, боятся.

Тогда, чтобы с этим справится, впереди бараньего стада ставят козла.

Он бодро вышагивает вперед, а стадо идет за ним. Козла обычно не трогают...

(Из рассказа мясника-специалиста).

Ну, слушай, значит. Было дело когда-то где-то. Запамятовал только когда и где. Жили в одной стране странные люди. Поэтому страну так называли - Страна. И вроде бы как ничего особенного в этих людях не было: две руки, две ноги, органы там всякие половые. Вот только с головой не понятно - с одной стороны посмотришь - вроде, есть, а с другой глянешь - вроде и не то, чтобы.... А поскольку такая странность была присуща не только людям, населявшим Страну, но и жителям других краев, то это скорее следовало назвать закономерностью. Вот и наука - статистика тоже говорит, а она девка умная и чего лишнего не болтает. Ну вот, значит, сошли снега обильные с бескрайних-то просторов в Стране и обнажили всякое, что дотоле прикрыто было. Срамоту, стало быть, на показ выставили. Оно-то, что: своим - дело привычное, а забугорьям всяким в диковину. Хотя, ежели присмотреться, то и у них рыло в пуху. Но, нет же, нет! Глазенками косят да плечами пожимают, мол, nicht ferstain!

А оно ж то и их понять можно - бардак бардаком, но только пущай все в порядке-то будет. А то, что ж получается? Права да свободы демократические пошто выдуманы были? Правильно! Чтоб порядок был, тогда и бардаку ничто застить не будет. г Ну, и как говориться etceteras со всеми вытекающими.

И вот, в день один решено было потеху устроить. Бумажек по всей Стране порасклеили, чтоб, стало быть, внимание жителей привлечь-то. Ну, и привлекли, конечно. Покуражились и будя! А оно что? И своим не в тягость и забугорье потешилось. И хоть сраму меньше не стало, зато вроде бы все по форме. Как у друзей-американов да гитлеров всяких. И порядок есть, и бардаку ничто не застит. Вона, как.... Да...

Про что это я тута? Я ж о другом хотел.

Так вот. В одной провинции, как ее мужик один знающий прозывать изволил, выбрал себе народ вельможного гауляйтера Шиповкина. Вот так вот, собралися, значит, и выбрали. А чего? А ничего! Надо, значит- надо! А то, что ж получается? Ежели, к примеру, всяка сопля начнет антимонии разводить - оно ж ни порядку, ни бардаку. Энтропия, мать ее, какая-то получится! А так сказали: Шиповкин и баста! А что крепче народного слова? Не, ну конечно, ежели поискать, то дерьма всякого найтить можно.... Дык, то искать еще надо. А тут сказал народ, и отрезал!

Надо вам сказать, что в самой главной провинциальной кухне волости той командовал один знающий дядька с широким лицом. Уважительный такой, ветераны его еще любили по силе страшной, а он им в ответ праздники разные веселые устраивал. То так, то эдак. Ну, в общем, уважительный мужик. Звали его, скажем, Шефкухарев, ибо дела кухонные правил он с кесаревого благословения. Башковитый мужик такой - из далека видать. Нос по ветру, ухо востро, и вообще.

А вот, что дальше было. Только, стало быть, свежеотобранный гауляйтер Шиповкин в кресло ответственное сесть прицелился, а тута ему уже бумажку от Шефкухарева приносят, да под носяру тычут. Ну, грамоте обученный, читать принялся. И видит он, что дело великое ему исполнить надобно - вот такая загогулина! К народу сирому обратиться, чтоб хозяина знал своего. Но и сам хозяин, дабы эффект нужный произвести, ничего скрывать не должон. Об этом в бумаге строго говорилось словами крепкими. А делать так, туточа, надо, потому что в Киеве так делают. А тамоча так делают, потому, что в Москве так делают. А тама таким занимаются, потому что в Вашингтоне делать начали и всех наклоняют. Американы, они вообще мужики душевные, все у них просчитано да промеряно, зело мудреный народ и все знают о том, что в африканском племени К-нга шаман, когда ритуально выплясывает перед соплеменниками - весь на виду. Ни камня за пазухой, ни ножа за халявой. Весь открытый, как бутылка початая. Вот примеру такому и велит бумага умная в строгости следовать.

Сказка о человеческом достоинстве

Тут, значит, и сказал вельможный гауляйтер блюдолизам верным своим:

- Хочу, стало быть, лицезреть народ свой верноподданный!

А те ему:

- Как скажешь, гауляйтер ясноокий. Хоть звезду с неба, хоть народ на площадь!

- Во-во! - говорит Шиповкин. - На площадь. В бельмища их заглянуть зело хочется!

- Будет сделано, отец родной, - сказали их лакейшества и за дело принялись. Флаги да транспаранты понамалевывали со словами душевными. Теперя, этого, народ созывать надо. А что? А ничего! Надо, значит надо!

И побегай тогда оглашать волю вельможную по большим и малым заведениям: 1

- Эй, холуи облыжные! Лабазники ученые! Все, кто из дланей вельможных вкушаете! А расправляйте-ка плечи широкие! А подымайте-ка зады могучия, да идите на лобное местушко. Да идите, поспешаючи, дабы барин наш вельможный не серчал на вас. На вас, заубоженных!

И услышали те речи сладкозвучные. Да пошел народ толпами тучными.

Вона как! Увидал Шиповкин дело славное, да давай примерять наряды роскошные: то пиджак накинет на плечико, то воротничок расстегнет, чтоб не париться. И сказал потом во весь голос свой тонкий: - А подать мне стул! Да со спинкою! Да с широкою! Услыхали опричники волю вельможную, да тот час же стульчик и доставили. Как положено, по гауляйтерскому волеизъявлению - спинка была на диво широка.

- Вот доволен я ныне, братие, - так Шиповкин гутарил лирически.

Сказка о человеческом достоинстве

А на площади возвышение. И народ вокруг него топчется. Подождали малость. А что? А ничего! Надо, значит надо! Флаги есть? Есть! Вот размахивают ими, забавляются, вдруг глядь - на возвышение стул вынесли. А за его спинкой красивою и Шиповкин приосанился. Ну, народ, естественно, охает, ладошкою о ладошку хлопает. И сказал вельможный гауляйтер, шум перекрываючи:

- Вижу я, люд праведный верит в дело мое правое. Это видеть мне отрадно. Но хочу, чтобы вы, преданные мне по самое некуда, видели тоже, что скрывать мне от вас, гауляйтеру вашему, нечего!

И со словами этими, отбросил Шиповкин стул в сторону. И ахнул народ в изумлении, правду голую увидевши...

Так вот, сказывают седые люди, что все, кто был тогда на площади той, окаменели.

... цокая копытцами, идет стадо за козлом.

Сказка о человеческом достоинстве

Впервые притча была опубликована в альманахе харьковских энтузиастов "Извержение".

Сказка о человеческом достоинстве

- анекдот про козла вместо эпилога:

Мужик на остановке орет во всё горло: «МЕНТЫ – КОЗЛЫ!» Удар сзади.

Мужик падает. Поднимает голову: стоит козел. И говорит:

«А за мента – ответишь!»

Оставить отзыв к "Сказке про человеческое достоинство" можно тут: Сказка о человеческом достоинстве

Comments:

 

Добавить комментарий

Будьте вежливы и ненавязчивы.
Будьте добры и будьте счастливы!


Защитный код
Обновить

bengal cat


Поделиться

Спасибо за поддержку!

Авторизация

Мы рады Вас видеть на нашем сайте

До новых встреч!




Может быть интересным:


Яндекс.Метрика
orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi