Кавказские встречи (воспоминания)

13.03.2020 11:47 Н. В. Интересные факты
Печать

Кавказские встречи, туристический поход, прошлое, история, горы, студенты, Великая Отечественная война

Мы много ездили по стране, побывали в Прибалтике, Карелии, Белоруссии, Молдавии, на Псковщине, в центрально-европейской части. Были в Калуге, посетили там музеи, в том числе и музей К. Э. Циолковского,  Но не смогли из-за восстановительных работ порадоваться пребыванию в поместье «Полотняный завод», где родилась и выросла Н. Н. Гончарова-Пушкина. Осмотрели парк, дворец, подивились тому, как архитекторы умели выбирать удачные места для помещичьих усадеб и создавать дворцовую красоту. 


Кроме того, в 70-80 годы были пешие походы по Кавказу, красота которого неотразима и покоряет на всю жизнь. Наши поездки на Кавказ в Северную Осетию отличались особым набором неординарных впечатлений. Вокруг царила красивейшая природа, величественные горы, ледники и рядом с ними пышные куртины маков, незабудок и ромашек.

Были интересные встречи с местными жителями. Мы неоднократно путешествовали сами, своей семьей, но однажды учувствовали в походе вместе с большим исследователем ледников сотрудницей Северо-Осетинского НИИ Валентиной Васильевной Агибаловой, выпускницей и аспиранткой геолого-географического факультета ХГУ. Она много печаталась, создавала отчеты, определяла ледниковые перспективы и лавиноопасность в республике. Была там уважаемым человеком и известным специалистом. В этот раз ей нужно было уточнить ряд моментов для готовящейся к печати книги, и она попросила нас (зная, как мы любим горы) сопровождать ее. Ведь ей было уже 74 года.

Я вспоминаю, как на каком-то переходе мы встретили молодежную тургруппу, и на отдыхе молодые девушки стали мне жаловаться, что в горы идти трудно, они были разочарованы сложностями перехода и не наслаждались красотой вокруг. Да еще, - по их словам, - инструктор рассказывает «сказки» о том, что по горам ходит научный сотрудник, женщина 74-х дет. Я им говорю: «Так вот она перед вами!». Вы бы видели их лица! Они остались еще отдыхать, а мы ушли вниз в обратную сторону.

У Валентины Васильевны было много знакомых среди местных жителей, нас везде очень гостеприимно принимали, устраивали удобный ночлег, угощали вкусной едой. Всегда долго беседовали с хозяевами, они много рассказывали о прошлом своего края.

Как-то в Дигории мы пришли в дом, где молодые мужчины совсем недавно закончили трудную работу: погребли трупы немецких солдат. 

С приходом весны отступил ледник, и жители села увидели на дне пропасти немецкий десант, сброшенный с самолета во время Великой Отечественной войны в их район. Оледеневшие немцы застыли в разных позах: кто-то писал письмо, кто-то в ужасе кричал и так окоченел, кто-то молился. Офицер замерз, стоя с поднятой ракетницей в руке. Он, по-видимому, подавал сигналы бедствия уходящему самолету. Лавиноопасность здесь всегда велика. Наверное, эти выстрелы сдвинули лавину, и она накрыла их на долгие десятилетия. Судя по всему, катастрофа произошла сразу после приземления. Кто-то оступился и потянул всю связку в пропасть. Трупы сохранились отлично, все выглядели, как живые. Собранные документы и вещи были отправлены по назначению.

Вспоминаю историю, сообщенную в газетах много лет назад, в которой шла речь о том, после окончания Сталинградской битвы, были найдены два больших почтовых сейфа, с неотправленными в Германию немецкими письмами. Жутко представить чувства родственников, получивших письма через много лет от погибших. И ответ некому и некуда послать. Война это всегда обилие чудовищных драм, трагедий, невозможность преодоления тяжести утрат близких, длительное заживание или вообще незаживание душевных ран.

Другая интересная встреча произошла на Клухорском перевале. После его преодоления инструктор предупредил, что за нами идет немецкая группа, состоящая из солдат, воевавших тут в 42-43 годах в составе горной дивизии «Эдельвейс». Мы расположились отдохнуть вдоль тропы, и действительно, они очень скоро появились: налегке, без рюкзаков, отлично экипированные, с победными лицами. С ними были 15-16 летние юноши. Шеренга строилась следующим образом: впереди пожилой эдельвейсовец, за ним – юноша. Шли строевым шагом, демонстративно, как победители, а не как побежденные. Явно манифестируя, что они тут хозяева положения. Юнцам гордо показывали, где располагались огневые точки. 

Солнце сияло, местами зеленела трава, но еще кое-где лежал снег, хотя было тепло. Немцы бодро прошествовали мимо нас вниз в сторону моря.

Нам рассказали, что в это время рядом заканчивались работы по созданию музея под открытым небом. Там воспроизводились события реального боя отряда красноармейцев и эдельвес-группы. Бой был жаркий, осталось много гильз от снарядов, мин и зенитных орудий, было немало раненых с двух сторон. Известно, что в горах всегда опасно шуметь. Взрывы и выстрелы тоже сдвинули лавину, и она мгновенно погребла всех. А теперь отступила, открыв поразительную картину.

Музейщики сделали к месту боя, к вершине горы, где шла схватка, дорогу, обозначив ее края гильзами. В это время заканчивались работы по реконструкции этого военного события. Готовилось торжественное открытие, но мы по времени не могли его посетить. Значимое же впечатление осталось с нами навсегда. 

Война фактически никогда не заканчивается, встречи с ее прошлыми событиями подтверждают это.

Вечная память героям, защищавших в столь трудных условиях свою Родину от нашествия ярых и злейших фашистских врагов!