Стиль жизни и веяния времени (научная статья о пофигизме)

23.11.2012 22:45 Vlada Интересные факты
Печать
Заставка к научной статье про пофигизм- короткий анекдот про пофигизм вместо эпиграфа:

Доктор, 6 кубиков пофигизма и безразличия, пожалуйста!

 

 

 

 

Стиль жизни и веяния времени

(научная статья о пофигизме)

иллюстрация к научной статье про пофигизм, голова страуса

Рассмотрение и развитие пофигизма как системного стилевого образования дало возможность анализировать  его модификации. Необходимость исследовать новое социальное явление, часто упоминаемое в современных СМИ, практическая потребность совершенствовать общественные отношения, повышать личностную культуру предопределяют актуализацию подобного философского ряда. Анализ в последние годы вкусо-стилевой коммунологической проблематики в публикациях Азархина А. В., Берка Э., Вартановой Ж. А., Вуппера Б. Р., Гинзбурга М. Я., Крюковского Н. И., Кругликова А., Лармина О. В., Петровой Е. Н., Юрганова О. Б. не исчерпали темы.
Длительное изучение вкусовых предпочтений общества в различные исторические эпохи в дальнейшем закономерно обусловило переход к анализу стилевых образований. Наш век представлен большим количеством направлений стиля, чрезвычайно быстрой их сменяемостью. И соответственно, проблемное поле для искусствоведов, идеологов, философов, эстетиков многообразно благодаря объектам исследования. Требует своей последующий конкретизации синтез эстетико-социального, стилевого и коммуникативного взаимодействия, что обусловлено стремительным развитием коммунологии в последней четверти XX века в мировой системе знаний.
Вкусо-стилевая полигамность, возникновение принципиально новых стилеосистем, модификация негармоничных стилеобразований предопределяют прогностичность анализа в определении будущих стилевых приоритетов.
Трансформация стилей жизни в эпоху общественных перемен многогранна и требует полиаспектного изучения. Целью статьи является концентрация внимания на пагубности безразличия к социальным процессам, сосредоточенности на сугубо личных интересах, воплощённых в пофигизме, и объективной потребности общества противостоять социальной индифферентности.
Статья посвящена исследованию нового оформившегося явления - личности типа «hоmо pofigisticus». Нами введено это понятие, раскрыты его структурные инновации и детерминанты. Также рассмотрение динамики вкусо-стилевых изменений позволило апробировать новое определение: стиль «криминалик», дать его обоснование и характеристику.
Опасность дальнейшего расширения и углубления пофигистских ориентиров в обществе обусловливает последующее изучение его проявлений в политике, науке, эстетической сфере деятельности.
Известно, что каждое время рождает своих героев. Особенно, если оно бурное. В таком случае, появление героя не заставляет себя долго ждать. Позже начинается выяснение, - каков герой, с чем он пришёл в это пространство-время. Тщательно анализируется подоплёка его возникновения. Исследуется, как тут сработала идеология, в чём сказалось обыденное сознание людей - их осознаваемая или часто не совсем осознаваемая реакция на перипетии общественной жизни, каким образом повлияли на его формирование объективные социальные условия.
Представляется, что героем нашего постсоветского пространства стал ярко выраженный «hоmо pofigisticus». - человек с лозунгом ЖИЗНИ «Всё - по фигу». Время его «рождения» - 70-80-е годы XX века. В этот период было ещё нечётким понимание двигающихся кардинальных общественных перемен, ощущалась неудовлетворённость табуированием информации, увеличивалась растерянность от окружающего «густого» пиара, неготовности и неумения жить в информационной, идеологической и социальной неопределённости. Возникшая тревожность вначале сформировала маску отстранённости, выжидания, непроницаемости. Она внушала её обладателю чувство защищённости от жизненных бурь и уверенность, что все постепенно образуется. Но общественные сложности увеличивались, противоречия углублялись, не разрешаясь. Они образовали кризисное состояние во всех сферах. В этой ситуации одной только маски было недостаточно. Она уже не спасала. Маска стала трансформироваться в определённую жизненную позицию, характеризующуюся минимальной мерой участия в актуальных событиях. Это был уже осознанный выбор социальных, политических и нравственных проявлений, основанный на глубинных мировоззренческих принципах, впечатляющий результат внутренней работы над собой, выработка приемлемых способов существования в неуютных условиях. Беспомощность большинства, уверенность в невозможности повлиять на ход событий, изменить их направление породили потребность в этой ситуации «сохранить лицо», сделать «хорошую мину при плохой игре». Затем сформировавшаяся жизненная позиция отстранённости модифицировалась в пофигистский стиль жизни. У большинства создалось впечатление, что облик и позиция «Hоmо pofigisticus» оправдали себя, поэтому к концу века дело дошло до бравады пофигистской дальновидностью, умением жить и в столь несовершенном мире. На деле это были различные формы тихого неприятия диктата общества, но и одновременно - нежелание поступаться своими удобствами, достигнутым статусом. «Hоmо pofigisticus» не откажешь в уме, он обладает способностью вовремя «подстелить соломку, чтобы не упасть», или не сильно ушибиться, предусмотреть возможные отступления и компромиссы. Он большой мастер компромиссов, как с самим собой, так и с другими людьми. При этом не испытывает колоссальных неудобств, не тяготится их неволей, не тяготеет к другим формам и способам разрешения создавшихся противоречий. Компромиссы, став постоянными, подменяют стратегию жизни тактикой, где господствует девиз «цель оправдывает средства». Терзаний по поводу того, что средства иногда оправдываются, а цель - вряд ли, не возникает. При этом душевный и духовный мир мельчают, неординарный интеллект разменивается на мелочи и приспособленчество. «hоmо pofigisticus» по своей сути - неконфликтогенный человек: это обременительно. В худшем случае предпочитает конфликтную ситуацию не доводить до открытой формы, во всём стремясь достичь максимума - так называемой «малой кровью».
К своей деятельности он редко относится с большой серьёзностью и ответственностью. Превалирует причастность как к чему-то второстепенному, по принципу «и так сойдёт». В её оценке часто присутствует юмор и остроумие, стремление снять напряжение, скрасить ситуацию, не доводить её до угрызений совести. «Трудоголиков» среди них не встретишь. Энтузиазм, высокие цели и ориентиры в этом он считает излишними, обременительными, у других - смешным и (или) фальшивыми.
Пофигизм даёт о себе знать на различных уровнях. Первый можно обозначить как «частичный». Он заявляет о себе ограниченно, действует не во всех личностных проявлениях.
Наиболее важные из них - лишены пофигистского флёра. Здесь обнаруживается преимущественная заинтересованность, ответственность, активная включенность в систему общественных отношений и ценностей. Но опять-таки не без сосредоточенности сугубо на своих интересах. Человек с небольшой долей пофигизма чаще всего прагматик с ярко выраженным желанием размеренности жизни, «непыльной», но денежной работы, не обремененностью идеалами, высокими целями, обязательствами перед другими. А если и наступают со всех сторон неприятности, бытовые неудобства, то самое главное - большую часть из них, по возможности, «спустить на тормозах». Как говорят психологи, «неприятности переспать». И сделать это лучше, укрываясь в своей «раковине», отгородившись от всего мира. Жизнь в строгих социальных рамках утомляет, строгое следование внутренним регуляторам невозможно. Абсолютизируется расслабленность, умение уйти от давящих обстоятельств и настояний общества Для какой-то части из них характерен богемный стиль «свободных художников» с его нечётким ранжированием времени, своеобразной системой связи с окружающими. И по отношению к своим детям проявляется отстранённый тип общения, господствует мягкий стиль воспитания вплоть до вседозволенности и всеразрешённости. Преобладает упование на «его Величество случай», благополучное «перерастание» сложностей со здоровьем, темпераментом, характером в возрастных рамках, заложенных природой. Присутствует желание не особенно обременять себя, перманентно не концентрироваться на детских проблемах. То есть и одна из самых высоких ценностей первого порядка - дети - по существу оказываются на обочине его жизни и его интересов.
Среди них встречаются и «ситуативные» «hоmо pofigisticus» - люди, использующие пофигистские принципы в определённых жизненных случаях и проявлениях, считающих неприемлемым для себя в полной мере подчиняться их законам. Свой прагматизм «частичные» и «ситуативные» «hоmо pofigisticus» прикрывают фразами о рациональном подходе к бытию, здравом смысле, необходимости экономить свои жизненные ресурсы, не относиться к жизни излишне серьёзно, не создавать дополнительные проблемы.
Второй уровень - «тотальный». Ему присущ полный пофигистский охват всех личностных проявлений - будь то работа, дети, родители, друзья, приятели и т. д. Тотальный уровень также не однороден, он может быть представлен несколькими видами. Один из них имеет интеллектуальную окрашенность. Его обладатели, несмотря ни на что, не позволят себе «пускаться во все тяжкие», даже если вынуждены заниматься не своим видом деятельности, предпринимать что-то неординарное, чтобы выжить. Их спасает большая доля скепсиса, интеллект, уверенность, что жизнь недостойна того, чтобы постоянно быть озабоченным ею. Свою позицию чаще всего подкрепляют древней мудростью: «Дай, Господи, мне силы сделать всё, что от меня зависит. Дай мне терпение принять то, что от меня не зависит. И дай мне, Господи, ум, чтобы отличить одно от другого». Но важно, что первую часть этой заповеди «hоmо pofigisticus» оставляют как руководство к действиям другим, для себя избирают второй и третий постулаты. Направленность на удовлетворение только своих потребностей, стремление и умение мягко и незаметно перекладывать свои дела и обязанности, проблемы на плечи других, т. е. Осуществлять знаменитую «спихотехнику». Величайшая снисходительность к себе, игнорирование мнения окружающих внешне облачаются в благорасположенность к людям, ненавязчивую заботу о них с обильным применением обаяния, если таковое имеется. Взятый на вооружение артистизм, создание образа «душки», «обаяшки» достаточно объёмно характеризуют данный тип. Чтобы не разрушать творимый образ, он чаще всего не пойдёт на открытую подлость, искусство камуфляжа так же доступно ему в большей мере. Но подлость тихая, незаметная, трудноразличимая, безусловно, не возбраняется, она востребована, так как во всём манифестируется гедонизм и жуирство.

чёрная стрелка для перехода к окончанию научной статьи про пофигизмОкончание научной статьи про пофигизм

находится на следующей страницы.

 


Заставка к научной статье про пофигизм

 

 

 

 

Дополняет аттестацию его превосходная коммуникабельность, более того, выработанная способность к коммуникативному манипулированию людьми» Но его коммуникабельность никогда не переходит в общительность. В ней нет потребности. Ведь общительность - это система связей с людьми, когда каждый человек воспринимается как цель, а не средство. Мир общения выглядит как величайшее богатство жизни, наполненный уникальными радостями и открытиями унивёрсум.
Коммуникабельность - это развитая способность продуктивно использовать людей в зависимости от ситуации по принципу «употребил - выбросил» (3; 34). В ней исходным выступает равнодушие к людям, в значительной мере прагматизмом усечённая душевность. Конечно, эти черты могут в разной степени проявляться у отдельных людей, обрисованный образ носит собирательный характер. Перечисленные черты в классификации могут переходить от одного вида пофигизма к другому.
Второй вид - беззастенчивые авторы обмана, передёргивания фактов, созидатели «грязи», творцы пиара. В основе их позиции лежит неприкрытый цинизм с его знанием цены всему и ориентирном не ценить ничто. Цинизм формирует нескрываемую агрессию по отношению к тем, кто его не приемлет или ему противостоит. Глубинной основой цинизма является тщательно скрываемый страх, часто подпитываемый отсутствием образования, подлинной культуры, а, вследствие этого, неумением разобраться, что есть что, дать оценку происходящему и тенденциям будущего. Истина, добро, красота, прекрасное для них становится недосягаемыми, а значит, смешными, попираемыми и подвергаемыми обструкции. Палитра демонстрирования данного вида очень варьируется. Его структурная неоднородность разнообразится пофигизмом бомжа, который «чем ниже падает, тем меньше больно». Она может быть масштабно представлена пофигизмом оголтелого добывателя потребительских удобств с его единственной страстью и ценностью - деньгами. Их потеря равна жизненной катастрофе. Все остальное не принимается во внимание, презирается, игнорируется.
К сожалению, невостребованность в наше время умных, способных, созидательных, основательного склада людей, культивирование примитивной жуликоватости, прагматично- хитрого пофигистского типа, возведение его в норму показывает, что коэффициент порядочности удручающе низок и продолжает падать. В эпоху всеобщего господства криминатитета, легального воцарения на троне жизни «братков», выбора и исполнения с глубоким вхождением в образ и блатным надрывом «Мурки» в числе двадцати лучших песен XX века пофигизм постмодернизировался. Сочный, образный язык трансформировался в щедрое, безудержное использование ненормативной лексики, ирония и шутка стали удобной упаковкой для подлости и пошлости, игровая форма философии постели и азарт всетельного татуирования, воспевание бритоголовости, навешивание цепей и перстней выпустили тюремную «эстетику» и «этику» на просторы жизни.
Длительное привыкание общественного сознания к сценам насилия, бесстыдства, шантажа, унижения достоинства, попрания чести, обесценивания человеческой жизни, культивирование притягательного образа криминальных авторитетов интенсифицировало трансформацию пофигистского стиля в стиль «криминалик». Начатые легализация и воспевание криминального антуража поэтом и бардом В. Высоцким постепенно модернизировалось в философию брутальности, духовного примитивизма, интеллектуального убожества. Демонтаж гуманистики, деконструкция эстетической вкусо-стилевой парадигмы состоялись, эпигонство восторжествовало.
При анализе особенностей пофигизма может возникнуть стремление уравнять его с нигилизмом. Их сходство внешнее, поверхностное. Нигилист XIX века в России страдал неверием в возможность прогресса, отрицанием общественных идеалов. Но он не был в стороне от процессов общественной жизни и неусыпного, личного попечения о своём благе не помышлял. Прагматизм не выступал мировоззренческой базой его действий. «Hоmо pofigisticus» - фигура иного склада. В отличие от нигилистов он не одержим высокой целью при ироничном отношении к идеалу, у него нескрываемое лёгкое презрение к социально- инициативным, насмешливое снисхождение к их активной доброте.
Также невозможно отождествлять «Hоmо pofigisticus» с людьми равнодушными. Ракурс позиций и действий у первого шире. Он идёт дальше в проявлении своего «Я», нежели человек равнодушный. Последний не скрывает своих позиций, безразличия ко всему, не создаёт флёр подобно пофигисту. Он не заботится о своём имидже. «Hоmо pofigisticus» не столь однонаправлен, он заинтересован в положительном имидже, прилагает определённые усилия для его сохранения и внедрения в сознание окружающих. Своё равнодушие он не афиширует, как, например, «моя хата крайний», двоемыслие обосновывает своей интеллектуальной неординарностью.
Внешне эстетическое оформление себя у него разнообразно. Единой вкусо-ститлевой направленности не существует. Но полюсность может быть выразительной: от слабых форм бомжатства до строгой элегантности Последняя преобладает у неукоснительных интеллектуалов с рафинированно оформленным цинизмом, для которых изящная нарядность необременительна, социально и личностно востребована. Она не излишня: срабатывает в особо чуткой, восприимчивой аудитории, когда важно не поколебать покров таинственности или создать образ «своего парня». Но подчёркивание чрезмерной сосредоточенности на своём «Я» не в ходит в планы пофигиста, поэтому он чаще старается внешне не отличаться, демонстрируя демократизм в одежде и свободу поведения.
Отношение к данной когорте людей неодинаковое у различных возрастных групп. Юные чаще всего начинают негативно, презрительно относиться к пофигистам, когда напрямую сталкиваются с равнодушием к себе. Их возмущает двуличие, склонность к пренебрежению интересов юношества. Особенно, если речь идёт о коммуникативно значимых профессиях: учителя, преподавателя, журналиста, социального работника. Чувствуя себя оскорблёнными, юные начинают активный поиск людей иного склада - благородных помыслов, одарённых добротой, искренне расположенных к ним, озабоченных их настоящим и будущим.
Молодые-или безразличны, или воспринимают «hоmо pofigisticus», как проявление обычного человеческого разнообразия. Реже среди них встречается оценочная полярность: отношение со снисходительной улыбкой или нескрываемым возмущением. Они строят своё общение с учётом разноплановых проявлений пофигизма, не навязывая собственных жизненных позиций. Так как считают себя уже защищёнными от него накопившимся опытом, знаниями, навыками ведения отношений, умением находить тщательно скрываемую сущность (1; 94). Представители старшего поколения более толерантны, иногда склонны считать пофигизм простительной человеческой слабостью, утверждая, что это не самые худшие люди, встретившиеся им на жизненном пути (2; 76). Безусловно, это так. Но подобная непредусмотрительная оценка чревата далеко идущими последствиями: недвусмысленной «героикой» наших дней, провозглашением пофигистских позиций как веления и духа времени.
Из пассивного недовольства жесткими законами общества, их диктата, личной локальной особенности, тщательно скрываемого презрения к людям первых «hоmо pofigisticus» выросло поколение реформаторов. Если первый тип - вынужденно деятельный, с отсутствием ответственности перед обществом, много усилий тратит на отстранение от социума и обеспечение личных интересов, чем в итоге тормозит развитие своих способностей, то реформатор демонстрирует недюжинную энергичности в борьбе за свои интересы и реализацию своих притязаний на общественные блага.
Классический «hоmо pofigisticus» по-своему счастлив, когда на него смягчено воздействие социальной системы, реформатор, имея те же исходные мировоззренческие устои инициативен в их защите, предприимчиво включает в работу сообщества себе подобных. Культуро-цивилизующие тенденции при этом не принимаются во внимание. «Hоmо pofigisticus» трудно различимому, плохо поддающемуся дешифровке, противостоит реформатор, не скрывающий в период всеобщей криминализации свои социальные параметры.
Таким образом, пофигизм по своей сущности - реакция личностной несостоятельности, беспомощности в сложных общественных условиях и одновременно бравада: «Я не трус, я не боюсь», но не нахожу нужным, считаю ниже своего достоинства принимать участие в «бессмысленной суете», называемой социальной активностью. Постоянно провозглашаемая и превозносимая роль удачи как тотального условия осуществления жизненных задач выступает удобным средством собственной защиты и оправдания. Несостоявшееся личное мужание можно списать на отсутствие удачи, невезение, «промах фортуны», избравшей на данный момент объектом своей благосклонности иных. Им и вменено самой жизнью в этом случае потрудиться на благо обделённых удачей. У «hоmо pofigisticus» как исходное противостояние «Я» и мир, характеризуется абсолютизацией первого и низведением второго до малозначащего образования, всегда обеспечиваемого природными задатками и упорством «дураков, которых работа любит».
Несовершенство мира для пофигиста, не испытывающего потребности его улучшать, всегда удобная точка отсчёта для провозглашения свободы от ответственности, сокрытие зыбкости собственных целей, гипервнимание к «себе любимому».
В эпоху планетаризации сознания, определения ООН как десятой глобальной проблемы современности воспитание человека с гармоничным сознанием, человека культуры и диалектической меры, пофигистская позиция, образ и стиль жизни выступает тормозом, противодействием настоящему и будущему.


ЛИТЕРАТУРА
1.    Библер В. С. От наукоучения — к логике культуры: Два философских введения в двадцать первый век. - М.: Изд-во политической литературы. 1991. - 413 с.
2.    Скворцов Л. В. Культура самосознания: Человек в поисках истины своего бытия. — М.: Изд-во политической литературы, 1989. - 319 с.
3.    Юрганов О. Б. Смотрись, как в зеркало, в другого человека. - М: Изд. группа "Прогресс55, "Куль¬тура", 1999. - 189 с.

Лысенкова Владлена Витальевна

кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии

Харьковской государственной академии культуры.


Публикация: Вісник ХНУ им. В.Н. Каразина № 591 2003. Харьков 2003 с. 93 - 97.

Гифка к научной статье про пофигизм в нашей жизни

- анекдот про воспитание вместо эпилога:

Я решила заняться своим воспитанием!

Отныне я - высокоморальная, тактичная с безупречной репутацией девушка!

И говорить теперь вместо «Пофиг, пляшем» буду «Пренебречь, вальсируем»...

стрелка вниз на статье научной про пофигизмИзложить свою точку зрения по проблеме пофигизма

можно в комментариях.

Comments:

Support forum 482 EfB