Глава 3. Этико-Эстетические измерения философского образа жизни (монография Лысенковой В. В.)
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Титульная страница Интересные факты ( музеи и зоопарки мира, путешествия, прошлое, настоящее, будущее) Философия Глава 3. Этико-Эстетические измерения философского образа жизни (монография Лысенковой В. В.)

Глава 3. Этико-Эстетические измерения философского образа жизни (монография Лысенковой В. В.)

Печать

культуросозидающая сущность философского образа жизни, монография

- философский анекдот про ворону. лисицу и зайца вместо эпиграфа:

Сидит ворона на суку. Бежит заяц:
- Ворона, ты это, что делаешь?
- Ничего я не делаю.
- А, можно, я тоже посижу, ничего не делая?
- Садись.
Сел под куст зайчик, лапки сложил...

Пробегала мимо лиса, заметила зайца и съела. Ворона:
- Да, нехорошо получилось!

Чтобы сидеть и не делать ничего, однако, надо высоко сидеть..."

 

 

 

 

 

 

Культуросозидающая сущность философского образа жизни

(монография)

Глава 3

 

Глава 3. Этико-Эстетические измерения философского образа жизни

 

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

 

Философский образ жизни – это искусство жить возвышенными идеями,

трудными и часто изнурительными поисками нового,  накоплением мудрости созидания.

Живущими философским образом жизни руководит чувство моральной правды,

необходимость противодействовать декультуризации человека и общества.

Это жизнь среди книг, различных источников информации, общения с великими умами прошлых эпох,

активными искателями истины настоящего. Погруженность в прекрасные концепции,

тексты, парадоксы, мысли обязывает соответствовать острию творчества – исследованию состязания уходящих канонов

и новизны. Великолепны исполины духа – Сократ, Платон, Аристотель, Дж. Бруно, Т. Кампанелла, Вольтер

и многие другие. Поражают утонченные натуры Ф. Ларошфуко, Ш. Монтескье, М. Монтеня,

одарившие мир на все века блеском своих афоризмов, неотразимыми логическими ходами в своих творениях,

величайшими откровениями своего ума и сердца.

Список литературы


Философский образ жизни мыслителя – это высокие интеллектуально-креативные и моральные требования к себе, бытие по собственному этическому кодексу, когда прессинг извне не довлеет настолько, чтобы отступить от своего индивидуально-личностного уровня нравственности. Например, Н. Коперник двадцать лет не печатал свой основной труд, несмотря на настоятельные уговоры близких друзей, понимающих величайшую значимость сделанного им открытия. Знание неготовности большинства современников к столь необычному прозрению, реальность угрозы суда инквизиции помогли мыслителю проявить величайшую волю, постичь, что в безволии гибнут и физически, и морально. Он не разрешил одержать победу над собой азартности тщеславия, потому что настоящий философ и ученый не могут жить в навязчивой жажде внимания и громогласной публичности. Истинный творец погружен в исследования желаемой эстетичности и гармонии общества, природы, человека и их самости. Он внутренне не приемлет фальшивой красивости, но преклоняется перед изысканной красотой и прекрасным. Француз Вовенарг (1715–1747) успел в свои совсем молодые годы одарить нас упоительной мыслью о том, что философом человека делает разум, героем – славолюбие, мудрецом – только добродетель. Видится, что по молодости лет он не предусмотрел архисложности третьего. Мудрость невозможна без первого компонента, этическое и гносеологическое в ней должны пребывать в диалектическом единстве. К радости, свет величайших личностей ума и доброты озаряет не только прошлое и настоящее, но и будет покорять людей еще не один век.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Подобный вердикт необходимой взаимосвязи творчества и этических компонентов в философском образе жизни предъявлен альтруизмом А. Швейцера. Высокий рубеж морально-нравственной культуры десятилетиями воплощал он поддержанием здоровья аборигенов в африканском медцентре, который содержал на свои средства. Тяжесть несения громадной ответственности за альтруистическое дерзновение, провозглашение идей гуманно-человеческих отношений между метрополиями и колониями, позитивная духовность – важная составляющая его образа жизни [52, c. 100; 270, c. 21, 22]. При этом врач-гуманист не стремился к внешним проявлениям «шикарности» своего социального статуса, не подчеркивал значимую роль борца за благородные идеи. Профессиональные искания, длительный идентификационный период привели этого человека, символизирующего совесть и честь в столь непростое время, к необходимости философски и этически уразуметь возникшие проблемы общества и быть мыслителем, понятным людям и оправданным ими [174]. А. Швейцеру были присущи мягкость коммуникативных реакций, благородство манер, аксиологическая строгость, стоическое самообладание, глубина нравственной жизни и мужество умирания.
Многообразие этико-эстетических проявлений философского образа жизни просматривается и в высокой рече-языковой культуре мыслителей. Для них всегда неприемлемо лингвистическое невежество, строго осуществляется следование утонченной логике изящной мысли. Чаще всего для речи философа характерны интонационное богатство, проявление многогранности набора тонов, полутонов и обилие многозначности оттенков. Эстетически богатую языковую индивидуальность выявляют их труды с образностью и логически стройной доказательностью философских положений. Философское погружение в тему отличают требовательная эстетичность в работе с категориями, элегантная строгость в формировании новых философских понятий. От себя создатели  высокого философского стиля, строгих мыслительных построений требуют следования проницательным логико-диалектическим установкам и одновременно преданности  познанию.  В разработке проблемы для них важны эстетическая утонченность системы аргументов, требовательно продуманная дозировка фактов,  чарующая парадоксальность истоков мысли, вариабельность идей и эстетически пластичная красота выводов. Их автобиографический характер повествований  содержит не только отвагу исповедальности, но и неукоснительную дозированность откровений, не допускающих пошлость и аксиологическую стихийность.
Исследуя закономерности развития мира, они одновременно позиционируют направленность логики на этическую и эстетическую проблематику, стремятся противостоять разнузданной агрессии, воплощать красоту общения, упоительность проявления мудрости [77]. Века продемонстрировали, что мерзотники мудрыми не  бывают. Их зло и хитрость нередко заканчиваются с их смертью, а чаще – значительно раньше в многочисленных разоблачениях и беспощадности жизни. Неприемлемость для философов культа красивости, тумана лжи, фальши и многозначительных умолчаний, голословных осуждений помогли большинству из них достичь величия души, позволили занять в ранге значимых социальных ценностей и явлений место, достойное их интеллекту, мужественной совести в ареалах мировой культуры.
Стремясь изменить несовершенную социальную данность, они деликатно несут свой талант. И одновременно скромны в признании собственных заслуг. Таким образом, отметим, что философский образ жизни в богатом реестре своих сложных элементов содержит как обязательные этические и эстетические регуляторы. Философский образ жизни не может встраиваться в систему общественных связей вне упорядоченности этических и эстетических норм, не приемлет своего существования вне этико-эстетической гармонии.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

В свою очередь, философский образ жизни по своей содержательной иерархии смыкается с художественно-эстетическим образом жизни творцов прекрасного. Его компоненты своеобразно и специфически там просматриваются. И этим для нас крайне интересны.
Философское мышление и философское видение объективной реальности – непременные атрибуты  эстетико-художественной деятельности творческой личности. Философское мышление характеризуется вниманием к существу противоположностей, специфике противоречий, сложностям происходящих изменений и этапам развития, детерминационным закономерностям, своеобразию проявлений причинно-следственных зависимостей. Именно эти его достоинства позволяют художнику не только почувствовать, определить и поставить для себя проблему, но и сформулировать ее значимость для общества. У великих творцов это происходит в тот период, когда другие о ней еще не догадываются. Выявляя скрытые связи, недоступные пониманию других, художник этим опережает время. Универсализм философского мышления с его глубиной проникновения в сущность объектов окружающей действительности предопределяет не только выход на проблемно-констатирующий уровень, но и предвидение характера будущих трансформаций. И это происходит тогда, когда еще не явны не только начинающиеся диструктивные процессы, но и даже – дисфункциональные.
Вспомним знаменитый «Завтрак с гениями» – беседу в 1847 году Бальзака, Гейне и Э. Сю. Все они были приверженцами различного государственного устройства, но, ведя разговор, проявили глубину постижения исторического процесса, специфики социального неравенства, предназначенности государственных режимов, тенденций будущих общественных изменений.  Радовали друг друга энциклопедической эрудированностью, прекрасными устремлениями интеллекта, свободным полетом мысли, изысканными эстетическими и художественными композиционными ракурсами, словесными экзерсисами.
Без философского постижения законов действительности невозможны эстетическое познание сложных тенденций общественной жизни, определение целей и задач, стоящих перед человечеством и самим художником. Указанные параметры  создают основу многовариантности проявлений исследовательского поиска, обнаруживают многоуровневость творческого мышления.
В дальнейшем философские представления художника предопределяют не только выявление квинтэссенции разномастных конфликтов, но и ангажемент способов их обозначения в творческом замысле, что позволяет дать соответствующую оценку, найти средства выражения в креативе. Работая на совершенствование настоящего, он одновременно философски экстраполирует его на будущее, стремится оказать помощь людям в преодолении собственных духовных и интеллектуальных ограничений, моральных слабостей, а в случае необходимости – и в осознании важности кардинальных перемен. Отсутствие философски-интеллектуальных энциклов – сигнал маловразумительности  доминантных элементов культуры, неразвитости гражданской позиции художника, равнодушия к вечным горестям мира, признак личностной ограниченности. Ослабленность философского фона делает любое произведение искусства ширпотребным, утратившим стержневые интеллектуально-эстетические устои, примитивизирующим контекстность ценностной палитры. Исчезают востребованная прогнозируемость необходимых плодотворных модификаций, активизация побудительных потенциалов эвристичности. Остается лишь поверхностное скольжение по контурам фактов, нигилистко-пессимистическое безмыслие, никому не нужная ходульность. А в итоге вырисовывается только желание приспособленца от искусства сохранить материальный и душевный комфорт в сложных социальных реалиях и объективное способствование этой позиции бурному росту «сорняков» масскультуры.

Высокое искусство всегда имеет философские смыслообразующие доминанты в осознании противоборств глобальных начал, проблем духовной ориентации человека в мире, в активизации прогрессивных идеалов.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Общефилософские предпосылки искусства не позволяют художнику,  поэту, музыканту, актеру, писателю отстраниться от постижения перспектив развития социума, быть равнодушным к задачам гармонизации общественных отношений, упорядочивания связей человека с природой. «Искусство» убогого примитива, мещанского приспособления к конфузам жизни демонстрирует уход от скрытых и явных драматических и трагических конфликтов, чудовищный конформизм, унизительность духовной деградации. На самом деле, это не более чем, – по определению Герцена, – «конторский героизм и поэзия прилавка» – воплощение филистерского идеала довольства затхлой атмосферой, претендующей на звание быть вечно востребованной. Различные эстетические движения (абстракционизм, модернизм, дадаизм, психоделизм, кубизм, фовизм и т.д.), быстро исчерпавшие себя своей философской органиченностью, механической фиксацией происходящего, объективно выявили временную обделенность. Мера философичности различных течений искусства неодинакова на всех социальных этапах, пространственно-временные константы отличаются своими акцентами, часто маловразумительной цикличностью и стандартной вариабельностью.
Не всякая философия, положенная в основу эстетического постижения действительности, может сослужить верную службу прогрессу, высоким ценностным смыслам, преодолению социальной деградации и суперактивности армии прохиндеев. Это выразительно подчеркивает Г. Риккерт: «Модная философия жизни подчас становится жизненным болотом, а в нем возможны лишь лягушачьи перспективы».
Глубокое философское осмысливание художественно-эстетических целей, наличие значительного таланта, пассионарность мастера, истовый и вдохновенный труд превращают замысел в великие творения, выражая его стремление сказать новое о бытии, передать свое человековидение и ключевое миропонимание значительных масштабов вселенского порядка. Беспокойное эстетическое сознание всегда в поиске скрытого движения универсума, освоения сущности формирующихся грядущих идеалов, оценивания человеческого смысла в современной ему действительности. Произведения таких мастеров переживали века, были значительными вехами эпох, обозначали общесоциальные изменения в обществе, задавали рубежи креативной композиции, по-новому востребованной гармонии, приобретали статус  мировой классики.
Масштабные, ритмические и объемно-пространственные решения в архитектуре, цветовой строй в живописи, гармония пропорций и впечатляющая пластика в скульптуре, органичное слияние практичности, функциональности и эстетичности в прикладном мастерстве, плоскостность, аскетичность и прямолинейность в плакатном изображении, консолидированная мудрость жизненного опыта в народном искусстве несут в  себе глубокие аллюзии философского порядка. Они, выявляя философию художественного совершенства, зиждятся на философско-масштабном понимании системы ценностей.
Мировоззрение деятеля искусства, его убеждения и идеалы непосредственно влияют на выбор темы, отношение к изображаемому, средства рельефизации идей, эстетические предпочтения. Значительная мера философской культуры определяет высокую масштабность поиска, тип художественного и творческого мышления деятеля искусства, способствует в наибольшей степени креативному самовыражению, единству художественно-эстетической интуиции и предельной экспрессии изображения,   гармонизирует его обостренно-импульсивную природу чувств и стихийные эмоциональные состояния.
Широта кругозора, значительный объем знаний, оригинальность стилеобразующих потребностей, умение соединять внешне несоединимое, эвристичность интересов, персонифицированный уровень саморефлексии в значительной мере подпитывают творческий дар, помогают создавать небанальные композиционно-стилистические формы, предельно разнообразят  высокоспециализированный язык.
Небезынтересную для нас оговорку делает доктор гуманитарных наук Е. Костин, констатируя, что понятие «эстетика» трактует не в общепринятом смысле как философское учение о сущности и формах прекрасного в художественном творчестве, природе и жизни, а как философию художественного мира писателя. При его изучении  для автора являются ведущими категории «родовой человек», «гуманизм», «катарсис» и так далее. По его мнению, художественный мир писателя содержит богатство акцентов в творческой самоидентификации, различное соотношение  духовной и душевной констант [106]. История развития искусства демонстрирует социальную значимость философичности художественной сферы, раскрывает составляющие  философской культуры креатива, выявляет пагубность всеобъемлющего негативизма, гипертрофированного скепсиса, ходульность абсолютизации маргинализма, экстравагантности философской абструкции.
Высочайшая степень художественного мастерства, эстетического профессионализма, развитого чувства социальной ответственности чаще всего обуславливают и подпитывают обратную связь – потребность автора неоднократно обращаться к философскому обоснованию своих задач, стратегических целей наращивания креативного интенсива.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Мастерство философской разработки художественными средствами идей добра, истины и красоты позволяет преодолевать ограниченность массового жизнепонимания, шаблонность вкусов, несамостоятельность эстетических оценок и нигилистических эскапад.
Философская обоснованность эстетической культуры поможет в формировании прогрессивных жизненно-практических позиций членов социума, нивелировании главенства антикультуры.
Обратим внимание на то, что на рубеже  XVIII – XIX веков И. Гете и Ф. Шиллер стремились разработать систему эстетического воспитания, считая, что она поможет превозмочь существующие общественные противоречия. Всемирно известные гуманисты были убеждены, что всеобщее эстетическое образование, обращая внимание людей к раритетам, обеспечит прогресс и в социальных отношениях, духовно возвысит человеческую личность. Но, как показало время, вне изменения общественной системы и уровня культуры заданные многосторонние эстетические воздействия не срабатывают, превращая все строгие расчеты и пылкие надежды в эфемерность.
Философское видение реальности, философское представление, высокое философское чувствование, философское мышление – составные части образа жизни художника, писателя, поэта, мыслителя. Они пронизывают все уровни духовного состояния созидателя культуры, формируя особый исследовательский настрой. Осмысливая свой замысел, вырисовывая идеальный образ, воплощая его в артефакте, сравнивая с артеактом, любой деятель искусства философски интерпретирует задачи своей деятельности, обосновывает для себя стиль жизни и ее режим, организацию общения, отношений, досуга. Постоянное, пожизненное пребывание в философском тонусе художественного и творческого мышления целенаправляет интеллектуальные искания, гармонизирует стратегию его ценностно-смысловой сферы. Философски детерминируемое творчество эквивалентно соответствующей организации жизненных процессов, единство которых образует остов философски направленного образа жизни. Так, высочайшая философская культура, система нравственных доминант, альтруистическая всенаправленность жизнедеятельности Ф. Достоевского задали морально-ценностные координаты его образу жизни. Несмотря на величайшие потрясения в молодости, постоянно тяжелый литературный труд и крайне скромное материальное существование, образ жизни писателя содержал каждодневную причастность к философской проблематике бытия, сопротивление беспощадной вседозволенности в обществе. Противостояние злопыхательству, давлению симбиоза тотальной глупости, агрессии и обманов не сломили его волю на всем жизненном пути, позволили на протяжении длительного времени «владеть судьбами людей» (О. Уальд).

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Условия для философского мышления обеспечивает философский образ мысли. Для философа-профессионала он естественен и обязателен. Для деятеля искусства он необходим, но, к сожалению, далеко не всегда присущ. Хотя в последнее время общая и конкретная эстетика особенно значимым признает наличие ярких философских позиций в творчестве музыкантов, художников, поэтов. Характерной чертой именно крупного творца является сущностное видение явлений жизни, свободное владение философской образностью, а значит – элементами философского образа жизни. Поэтому все подлинные Мастера искусства объективно являются философствующими в своей сфере, одновременно в совершенстве владея и средствами художественного творчества [156]. Такое яркое сочетание, вместе с талантом, дает возможность деятелю искусств «обнажать» перед публикой истинные противоречия в мире и в обществе, помогать искать ответы на сложные вопросы бытия. Поэтому все упомянутые в данной главе творцы  (Ф. Достоевский, М. Веллер, В. Оглоблин, А. Бильдер) своими произведениями раскрывают нам художественно-философскую лабораторию творчества, свой уникальный мир философского образа мыслей. Каждый приведенный пример в своей проблемности иллюстрирует философские детерминанты замысла, философские возможности решения конкретных  художественных задач.
Расположение параграфов делает акцент на неразрывной связи философского, этического, эстетического на примере творчества Ф. Достоевского. Эта же тенденция просматривается и в эстетичности личностного идеала, провозглашаемого М. Веллером. А В. Оглоблин чрезвычайно интересен талантливым наполнением эстетического этическим содержанием. Диалектическое единство прекрасного, красоты, добра, благородства, человеколюбия, морально-нравственного совершенства представлено синергетично, преподнесено авторами как противостояние всеобъемлющей энтропии.

Бальзак - философский образ жизни культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Лысенкова Владлена Витальевна

кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии

Харьковской государственной академии культуры.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

1.1. Понятие «Образ жизни». Философский образ жизни и его структура

1.2 Культуросозидающая сущность философского образа жизни (монография) Глава 1, 1.2.

1.3. Философ как системообразующий субъект философского образа жизни

1.4. Полифункциональная природа философского образа жизни

1.5. Ролевые характеристики философского образа жизни

Введение и заключение Гл.1 монографии Лысенковой В.В.

2 Культуросозидающая сущность философского образа жизни Глава 2 (монография)

2.1 Бытийный путь философа (Культуросозидающая сущность философского образа жизни Глава 2 (монография))

2.2. Философский и научный образ жизни

2.3. Философский образ жизни и поле социально-активного действия (монография)

2.4. Система философских и художественных координат образа жизни (монография)

2.5. Философский и обыденный образ жизни

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

 

 

 

- философский анекдот про женщину и Конфуция вместо эпилога:

Женщина пришла к Конфуцию и спросила,

чем многоженство отличается от многомужества.
Конфуций поставил перед ней пять чайников и пять чашек, и говорит:
- Лей чай в пять чашек из одного чайника. Нравится?
- Нравится, - согласилась женщина.
- А теперь, наоборот, лей в одну чашку из пяти чайников. Нравится?
- Ещё больше нравится, - призналась женщина.
- Дура! - заорал Конфуций. - Такую притчу испортила!

 

 

 

 

Пофилософствовать самостоятельно

на тему этико-эстетических измерениях философского образа жизни можно туткультуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

Comments:

 

Добавить комментарий

Будьте вежливы и ненавязчивы.
Будьте добры и будьте счастливы!


Защитный код
Обновить

bengal cat


Поделиться

Спасибо за поддержку!

Авторизация

Мы рады Вас видеть на нашем сайте

До новых встреч!




Может быть интересным:

Другие статьи, материалы...


Яндекс.Метрика
orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi