Культуросозидающая сущность философского образа жизни (монография) Глава 1, 1.1.
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Титульная страница Интересные факты ( музеи и зоопарки мира, путешествия, прошлое, настоящее, будущее) Философия Культуросозидающая сущность философского образа жизни (монография) Глава 1, 1.1.

Культуросозидающая сущность философского образа жизни (монография) Глава 1, 1.1.

Печать
- анекдот про Сократа вместо эпиграфа:

Идет Сократ. Вдруг он видит - один мужик гонится за другим и орет:
- Держи убийцу! Держи убийцу!
Сократ никак не реагирует, и убегающему удается скрыться.

Тут к Сократу подбегает второй и спрашивает:
- Почему ты не задержал убийцу?
- Убийцу? А кто такой убийца?
- Это человек, который убивает.
- Ты хочешь сказать, мясник?
- Нет, человек, который убивает другого человека.
- Воин?
- Да нет же, человек, который убивает другого человека в мирное время.
- Палач?
- Ты что, глупый? Это человек, который убивает другого человека, скажем, в его же доме.
- Ага, понятно - врач.

Культуросозидающая сущность философского образа жизни



Глава 1. Философский образ жизни как элемент образа жизни

1.1. Понятие «Образ жизни». Философский образ жизни и его структура

Предисловие

В монографии предложена концепция философского образа жизни в контексте развития мировой философской мысли.

Автором предпринята попытка перевести термин «философский образ жизни» на понятийно-концептуальный уровень.

В работе проанализированы структура философского образа жизни, его функциональные характеристики,

типологические особенности. Представлены в сравнительном аспекте параметры научного, литературно-публицистического, художественного, обыденного образа жизни. Выявлены этико-эстетические компоненты философского образа жизни.

Рассмотрены альтернативы философскому видению мира.

Издание может быть адресовано философам, культурологам, преподавателям,

студентам и аспирантам гуманитарного профиля, всем, интересующимся проблемами философии культуры.

культуросозидающая сущность философского образа жизни - монография Лысенковой В. В

 

 

Список литературы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Множество глобальных проблем в условиях современности и невозможность их разрешения на данном этапе уже имеющимися средствами сподвигает общество на разнонаправленные поиски выходов из перманентных кризисных ситуаций [287, с. 455, 418, 421]. Они усугубляются гиперинформатизацией сознания членов социума и оскудением их духовного потенциала. Данное противоречие дополняется извечным тотальным отчуждением итогов развития науки и философии от обыденных представлений. Накопленные интеллектуальные богатства за столетия развития знания мало востребованы. Вместо действительных достижений культуры аудитории предлагаются лишь эрзацы. Неразвитость рефлексивно-креативного потенциала у людей заполняется господством обыденщины, низкопробных вкусов, попсы, китча и всеядностью потребления.

 

 

 

Указанные контрасты углубляются кризисом мировой системы образования. Несмотря на попытки педагогов-новаторов изменить ситуацию, продолжает господствовать репродуктивный метод обучения и воспитания. В традиционных обществах он был уместен и активно внедрялся в европейском образовательном пространстве, начиная с эпохи Средневековья. Сейчас его применение тормозит развитие креативности и не дает развернуться новым горизонтам просвещения. Кроме этого, уменьшение в конце ХХ века роли фундаментальных наук, нарастание тенденции тотальной прагматично узкой вузовской специализации существенно снизили возможности использования широкой общекультурной базы в продуктивном процессе обучения.

Возрастающая утилитарность интересов социума все больше отвергает философский уровень знаний и философский образ жизни как мешающие и несовременные, не нуждаясь в их уникальном культуротворящем потенциале. Общественной мыслью постоянно констатируется глубокий кризис философии, даже ее «предсмертное существование». Однако на границе ХХ–ХХІ столетий многочисленные утверждения представителей конкретных видов знания о необходимости «философского прорыва» обусловливает многоаспектность поисков путей выхода из сложного положения, переосмысления философско-культурологических реалий.

В этот период становятся перспективными исследования транссовременной детерминационной эволюции философских парадигм, анализ недостатков философских стратегий последних десятилетий, средств продолжения процесса философской саморефлексии [262, с. 79, 103, 109, 134, 150, 157]. Можно наблюдать появление такого парадокса: с одной стороны – констатация кризиса в мировом философском знании, а с другой – проявление философизации в науке, литературе, различных видах искусства.

Цель данной работы – рассмотрение философского образа жизни как культуросозидающего феномена и создание первичной концепции в исследовании этого социокультурного явления. Конкретизируют цель следующие задачи:

· рассмотреть социокультурные условия деятельности мыслителей и философов;

· исследовать специфику мышления, духовные интенции выдающихся философов, типы их мировоззрения, систему ценностных ориентаций, степень социальной активности;

· зафиксировать концепт «философский образ жизни», детализировать его смыслы;

· проанализировать содержательные характеристики философского образа жизни, выявить его структуру и функции;

· изучить философский образ жизни во взаимосвязи с другими образами жизни, конкретизировать их общие черты и различия;

· показать этические и эстетические измерения философского образа жизни;

· концептуализировать социальные практики, по существу противостоящие философскому образу жизни.

 

Объектом исследования является философский образ жизни как система реализации социально-креативных, ценностно-мировоззренческих установок в индивидуальном бытии философа-профессионала, ученого и мыслителя, влияющая на продуктивность его творчества.

 

Предмет исследования – культуротворческая сущность философского образа жизни как одного из способов деятельности человека.

Анализ заявленной темы осуществляется с помощью следующих междисциплинарных комплексных подходов, принципов, методов:

системного – как методологической основы обобщения разных уровней и аспектов проблемы;

историко-биографического – в плане изучения историко-философских тенденций, конкретных условий эпохи, которые прослеживаются в философском образе жизни мыслителей; рассмотрение исторического в единстве с логическими обоснованиями в метафилософских системах;

культурологического – который позволил проанализировать философский образ жизни выдающихся интеллектуалов мирового уровня как составную часть культуротворческого процесса;

компаративистский – способствовал сравнению различных типов мышления, менталитета, рациональности, иррационализации и креативности для выявления общего и конкретного, индивидуального и специфического в философском образе жизни [276].

Вспомогательную роль играют методы общелогической группы: аналитико-синтетический, индукции, дедукции, формализации, аксиоматизации, аналогии, обобщения, описания.

Прежде чем обратиться к конкретизации философского образа жизни, важно выявить сущностные характеристики его родового понятия – образа жизни. Объектом интереса и предметом интенсивного изучения он стал в последней трети ХХ века. Это понятие достаточно глубоко разработано в отечественной литературе прошлых десятилетий. В. Толстых, А. Колобов, Г. Смирнов, Г. Сурков, И. Бестужев-Лада, Б. Парыгин, Л. Гордон, Г. Батыгин, Л. Оников, Л. Сохань, В. Тихонович, Е. Головаха, Л. Гринченко, Е. Донченко, М. Захарченко, В. Рыбаченко и другие ученые уделили много внимания разработке указанной темы. Ею занимались европейские и американские исследователи (Ф. Оцепка, Д. Белл, Э. Шелдон, Дж. Берлинер, Ф. Клозе, У. Ростоу, В. Брандт, С. Макколл, Г. Райтгофер, Ч. Рейч).

Обратившись к анализу образа жизни, изыскатели не сразу сформировали комплексный подход к постижению его сущности. Некоторые рассматривали образ жизни, характеризуя только отдельные его грани: поведение (Л. Гордон, Э. Клопов, Л. Колобов, Г. Смирнов), способ существования потребностей (А. Здравомыслов), встроенность в общественно-экономический уклад (В. Синицын), тип и уровень способностей индивида (Н. Николаев), определенный уровень саморегуляции (А. Бутенко). По нашему мнению, наиболее системно подошел к определению образа жизни Г. Глезерман, указав, что это типичная форма жизнедеятельности людей, определяющая характер человеческих взаимоотношений [6, с. 15].

Упоминание термина «образ жизни» и акцентирование внимания на отдельных его особенностях встречалось и раньше в ходе рассмотрения общественных процессов. Но потребность общества использовать резервы образа жизни для определения путей формирования творческой атмосферы в социуме предопределила активные научные поиски в этой области. Несколько позже системный и междисциплинарный принципы изучения образа жизни помогли обозначению данной категории как всеобщей и социально-философской.

Образ жизни закрепляет функционирующие в обществе социальные формы жизни и создает варианты их взаимных связей. Будучи способом социальной жизнедеятельности, он опирается на конкретику условий жизни. Среди условий, которые предопределяют суть образа жизни, выделяют обычно: исторические, социально-экономические, профессионально-деятельностные и национальные, социально-психологические, психологические, личностно-индивидуальные. Уникальное сочетание этих условий и порождает определенный образ жизни или совокупность образов жизни в данном социуме. Их изменение влечет за собой трансформации в самом образе жизни, подчас весьма кардинальные. Возможна и полная модификация ранее существовавших образов жизни.

Образ жизни состоит из нескольких компонентов: деятельностного, коммуникативного, потребительского [6, с. 71, 72]. Часть его элементов непосредственно детерминируется общественными условиями и отношениями. Например, основные характеристики трудовой деятельности: рабочий график, содержание выполняемых работ, периоды и формы отчетности по ним. Но существуют и элементы, которые субъект образа жизни выбирает относительно самостоятельно. К примеру, содержание своего досуга, хобби и так далее. Хотя здесь нет жестких рамок, ведь и сам основной вид деятельности когда-то был избран субъектом добровольно, на основе своих склонностей.

Деятельностный и коммуникативный компоненты могут быть рассмотрены в ценностном, пространственно-временном, творческом и репродуктивном аспектах. Значимым можно назвать и ракурс, где конкретизируется эффективность самой деятельности и коммуникации в рамках данного образа жизни. Важно отметить содержательную сторону деятельности и общения. Именно эти компоненты при ценностном аспекте часто являются основой жизненной позиции человека. «Жизненная позиция, очевидно, может быть определена как устойчивая, внутренне осознанная система взглядов человека на жизнь, на свою деятельность, а также система отношений его к обществу, к другим людям, к самому себе, обусловленная господствующими социальными ценностями» [7, с. 258]. Она зависит от условий жизни и системы воспитания. Жизненная позиция имеет свое «ядро» ­– генеральную жизненную линию, которая формирует элементы как стиля, так и образа жизни. Именно она предопределяет смысложизненные, стратегические основы бытия человека. Многие исследователи также употребляют понятие «нравственная позиция» [7, с. 258]. На наш взгляд, она представляет собой своеобразный стержень генеральной жизненной линии и напрямую связана с мировоззрением, системами ценностей и морально-нравственных отношений в обществе. Процесс выбора жизненной позиции и знаменует «рождение» самой личности, актуализирует проблемы свободы и ответственности. Жизненная позиция выступает и практической реализацией мировоззрения. Можно говорить о том, что она объединяет в себе субъектно-идеальное отношение человека к действительности и практическое – определенную линию поведения. Со временем меняясь, жизненная позиция все равно сочетает в себе элементы приспособления к действительности и преобразования ее. Базовые установки жизненной позиции постепенно формируют стиль и образ жизни субъекта. Она позволяет не только осуществлять выбор, учитывая свои возможности и способности, внешние обстоятельства, но и принимать решения, и действовать в соответствии с собственными бытийными планами. Это способствует самореализации личности – уникальному сочетанию процессов усвоения ценностей культуры и преобразованию их [7, с. 258–264]. Жизненная позиция воплощает жизненную программу человека, которая помогает сделать его бытие более эффективным. Эта программа представляет собой единство «индивидуально особенного и социально типического в жизненных целях личности и ее позициях» [7, с. 243], определение для себя путей и методов решения важных, «узловых» смысло-целевых задач.

 

Для углубления анализа необходимо соотнести понятия «жизненная позиция» и «социальная позиция». Последняя является составной частью жизненной и определяет понимание, осуществление человеком совокупности своих социальных ролей. Важно отличать понятия «социальная позиция» и «социальное положение». Второе – характеризуется определением места человека самим обществом, а социальная позиция показывает специфику осознания этого данной личностью [7, с. 256–259].

 

Потребительский компонент также связан с ценностными ориентациями людей. Помимо удовлетворения необходимых человеческому организму нужд, в образе жизни реализуется целый комплекс социальных потребностей. Смысловые приоритеты предопределяют набор предпочитаемого человеком в системе культуры. То есть жизненная позиция проявляется и в использовании жизненных благ.

При изучении темы исследователю важно определиться, на каком уровне изучается образ жизни: отдельной личности, определенной группы, общности, общества в целом. Ему при рассмотрении процессов становления определенного образа жизни нельзя не учитывать влияющие на него факторы: систему потребностей и интересов, доминирующих в данной социальной группе, развитость общественного сознания в этой группе, особенности индивидуального сознания большинства членов группы.

Образ жизни можно анализировать как процесс, но он олицетворяет собой и определенное состояние [6, с. 8]. Развитие образа жизни в личностном аспекте и являет собой сначала формирование собственной позиции, обдумывание жизненной программы. Этот период обычно совпадает с юношеским и молодым возрастом. Сложность здесь представляет небольшой опыт у молодого человека, а также в современном мире – динамизм общественных процессов, где мощные преобразования происходят постоянно [25]. Новоявленные условия требуют и иных характеристик образа жизни, что заставляет молодежь избирать подчас неприемлемые для старшего поколения модели поведения и бытийные проекты. Иногда и взрослые люди не в состоянии сориентироваться в трансформациях и предложить адекватные моменту корректировки, помочь молодым и юным. Хотя реальность остается малоконтролируемой и непредсказуемой, даже если наличествует сформированная жизненная позиция, когда слитны сознание и убеждение, высока мера соотнесения личного и общественного и наблюдается «единство мысли, слова и дела» [7, с. 265].

Но образ жизни можно рассматривать и как состояние, где основные черты указывают на уникальность данного индивидуума, общества или исторического периода. У личности это проявление социального в индивидуальном, когда социальные закономерности преломляются в специфических особенностях поведения, общения, деятельности [243, с. 30]. Здесь важно отметить, что и социальный, и индивидуальный факторы одинаково важны при создающемся образе жизни человека.

Если представленная категория выступает как интегральная, высокого уровня обобщения [6, с. 17], то она нуждается в конкретизации для содержательного раскрытия с помощью ряда понятий. В категории «образ жизни» выделяют две основные составляющие. Первой можно назвать категорию «порядок жизни». Именно порядок жизни свидетельствует о том, что является в образе жизни устоявшимся, строго обусловленным. В нем воплощаются традиционные компоненты. Стабильность образу жизни придают традиции и нормы. Они закрепляют то полезное в нем, что обязательно сохранять. Однако, важно помнить о необходимости их пересмотра, иначе он может стать излишне догматизированным, «застывшим».

 

Второй элемент – «стиль жизни», отражающий динамику проявлений черт самой личности [7, с. 55; 122; 129; 130]. К проблемам стиля обращалось немало философов (Э. Гуссерль, Б. Парахонский, Б. Парамонов, М. Мамардашвили, В. Степин, И. Рыжкин, В. Подорога, А. Соколов, А. Тимофеев, В. Силюнас), культурологов (О. Шпенглер, Г. Зиммель, Э. Ротхакер, Ю. Лотман, Л. Баткин), искусствоведов, эстетиков (А. Лосев, М. Бахтин, Д. Лихачев, М. Каган, Г. Вельфлин, В. Воррингер). В данное

 

время предпринимаются попытки создания теории стиля [247]. Сформулированные многочисленные дефиниции категории стиля часто являются взаимоисключающими. Важно констатировать, что новые его определения уже не возникают. Создается ситуация «исчерпанности эвристического потенциала традиционных подходов» [247, с. 4]. Подобного состояния с категорией «стиль жизни» не наблюдается. Приоритетное место принадлежит именно ей, а все остальные стилевые проявления признаны производными [247, с. 163]. К нескрываемому сожалению, до сих пор не нашли достаточного отражения в литературе разработки философского стиля жизни.

Иногда «стиль жизни» отождествляют с «образом жизни». В таком случае девальвируется самостоятельная познавательная ценность категории «стиль жизни». Или «образ жизни» относят к крупным социальным образованиям, изучая по способу применения, а «стиль жизни» – к личности и к малым группам. Утверждается, что «образ жизни» может выступать как содержание данного явления, а «стиль жизни» – лишь формой его [7, с. 53–55]. Разделяют эти понятия и по наполненности. «Образ жизни» отождествляют со спецификой условий жизни и формами жизнедеятельности. «Стиль жизни» рассматривают в русле поведения индивида и его образа мыслей, где основу составляют ценностные ориентации [23].

Образ жизни, помимо порядка и стиля жизни, включает в себя показатели и «уровня жизни», и «стандарта жизни». Эти характеристики относятся к его количественной стороне. Долгое время, до 60-х годов прошлого века, в западной науке одно из первых мест занимало понятие «уровень жизни». Но лишь количественный срез в рассмотрении проблемы был недостаточен. Первыми противоречие почувствовали представители политики и бизнеса. И в 1964 году президент США Л. Джонсон заявил, что приоритетом развития Америки должно стать именно качество жизни людей [305, p. 229]. Постепенно данное понятие стало одним из ведущих в изучении проблематики образа жизни. Некоторые ученые говорили о необходимости уйти от диктата понятия «уровень жизни» в социальном плане, что прежде всего скажется на качестве самой жизни и росте духовных ценностей в обществе. Такое решение поможет преодолеть манию потребительства в современном мире [295, s. 424]. Понятие «качество жизни» может рассматриваться и как футурологический феномен, и как сожаление об ушедших социальных возможностях в прошлом. Среди акцентов сегодня выделяют «увязку» качества жизни с решением глобальных проблем современности [6, с. 252, 253].

Категория «качество жизни» отражает атрибутивную сторону образа жизни. Она включает в себя и объективные, и субъективные составляющие. Объективные – степень реального благосостояния в обществе, субъективные – ощущение человеком удовлетворения или неудовлетворенности судьбой. Многие исследователи считают, что высокое качество жизни непременно связано с ощущением счастья. Эвдемоническая окрашенность этой проблемы объединяет ее с философскими разработками темы счастья и блага [48, с. 27; 88, c. 43].

Интегративной характеристикой количественных и качественных сторон образа жизни является понятие «имидж» [53, 105, 181, 216, 248]. Он на первое место выносит внешнюю сторону образа жизни и здесь, действительно, демонстрируется форма представления человеком значимых черт в своем окружении. Критерием его применения в современном мире является престижность того или иного образа жизни. Одной из проблем можно назвать частое несовпадение имиджа человека с его подлинной личностной сутью. Его усиливают современные технологии создания имиджа, пиар-стратегий [128]. Имидж-технологии базируются на понимании образа и стиля жизни прежде всего как величины, отражающей определенный статус. Эта точка зрения подробно разрабатывалась еще М. Вебером, но до сих пор не потеряла своей актуальности [227, с. 145]. В отношениях преуспевания статусность субъекта часто затмевает все его другие индивидуализирующие свойства. Стремясь достигнуть вожделенных высот, человек постепенно теряет и свое «Я», и свой образ, стиль жизни, становясь своеобразной статусной функцией. Бесспорно, четко обозначаемые «мессиджи» занимаемого положения очень удобны. Они позволяют почти безошибочно «настроиться на волну» нужного контакта с носителем того или иного статуса, что существенно облегчает формальные коммуникативные связи. Но при этом многократно снижают вероятность душевного диалога, яркого, интересного контакта, подлинного дружества. И коммуникатор становится рабом своего места в иерархии, конкурентной борьбы за него, отпугивая «броней» чудо истинной духовной связи. Даже, несмотря на то, что многие не сориентированы на глубину общения, они испытывают подчас неосознаваемую внутреннюю неудовлетворенность, личностный вакуум. В результате растет отчужденность от мира и увеличивается одиночество.

В комплексе проблем, связанных с образом жизни, важное место занимает вопрос о его показателях. Анализируя образ жизни, можно говорить, во-первых, – что уже отмечалось, – о совокупности условий жизнедеятельности и системе отношений, в которых создается и функционирует образ жизни. Во-вторых, здесь очень важен учет, – как уже упоминалось ранее, – доминирующих смысложизненных и ценностных характеристик. В-третьих, к показателям относят особенности самого субъекта образа жизни.

Если в целом развитие человека происходило под влиянием позитивных с точки зрения общественного развития условий, то велика вероятность гармоничного становления и самого образа жизни. Негативные, более того, асоциальные условия и отношения приведут и к образо-жизненным деформациям.

Но, конечно, невозможно говорить об образе жизни без его субъекта [6, с. 25; 17]. Зрелая, самостоятельная позиция человека позволит выстроить алгоритм образа жизни, в наибольшей степени отвечающего потребностям и ожиданиям самой личности. Это, в свою очередь, поможет достичь с помощью образа жизни максимальной удовлетворенности своим бытием. Если «остов» у индивида не сформирован, то неизбежны заимствования черт чужого образа жизни, копирование их. Обычно такие попытки обречены на провал, так как понравившийся образ жизни другого не соответствует внутреннему содержанию копирующего. Велика опасность попадания человека под влияние других людей и утраты контроля над собственной жизнью. Удовлетворенность от ее хода у него крайне фрагментарна, ситуативна и зависит от случайного совпадения. Он становится объектом постоянных манипуляций разного уровня, чаще всего неудовлетворен и чувствует, что проживает чужую долю, теряя возможность влиять на характер своего пути. В философии это явление обозначается термином «акциденция», введенным еще Аристотелем [249, с. 26]. Постепенно человек-акцидент превращается в гетеронома, подменяющего собственное существование иждивенчеством, рабской приверженностью традиционализму [14, c. 314, 315, 317, 320]. В целом жизненный путь представляет собой последовательный, стадиальный ход событий в судьбе личности, характеризующийся временными рамками, отмеченный знаковыми вехами и имеющий завершенность. Именно по его итогам можно судить об эффективности прошедшей жизни. Поэтому чаще всего подлинный размах планиды истинных творцов становится очевидным лишь через несколько поколений, а то и столетий после их кончины. Примечательно, что предметом изучения биографов в этом случае обычно является именно их образ жизни, концентрирующий самые важные показатели творческой лаборатории выдающихся деятелей.

Изучая понятие «образ жизни» как родовое, нельзя не коснуться вопроса о типологии образов жизни. На наш взгляд, критерием разделения образов жизни на типы есть непосредственно сами типы обществ. Именно в них выкристаллизовываются ведущие типологические черты образов жизни. Первый – традиционный – тип соответствовал аграрному укладу жизни, где господствовали обычаи, жестко регламентировались общественные

установки, доминировали малоизменчивые формы. Второй – индустриальный – тип связан с развитием промышленного производства, его модернизацией, динамикой, увеличением степени свободы выбора в социальных образованиях. Третий – постиндустриальный – тип формируется вследствие изменений в структуре труда, возрастания роли интеллектуальной деятельности в общественной жизни, омассовления социальных процессов. Четвертый – информационный – тип характеризуется мощными темпами научно-технического прогресса, кардинальным изменением уклада жизни, информатизацией многих социальных явлений. В ходе развития последнего типа можно говорить о двух его стадиях роста: электронной (конец ХХ века) и виртуальной (настоящее время).

Целесообразно выделить два подтипа в этой структуре: восточный и западноевропейский образ жизни. Первый, сформировавшись в древности, тяготеет к традиционализму, самоуглубленности, незначительной изменчивости, латентному характеру большинства изменений. Второй, более динамичный, направлен на внешнее совершенствование, социальные изменения, зримые преобразования.

Виды образов жизни можно различать по критерию характера деятельности (репродуктивного или творческого) и специфике мировоззрения. Соответственно определяем два основных вида: обыденный и необыденный. Обыденный вид является средоточием обыденной сферы общественной жизни. Необыденный подразделяется на подвиды в двух основных сегментах: материальном и духовном.

В материальном – подвидами выступают: производственный, медицинский, спортивный, военный, экологический образ жизни. В духовном – выделяем: научный, философский, религиозный, литературно-публицистический, художественный и педагогический. Интегративным образом жизни можно назвать управленческий. Автор основное внимание уделил изучению сегмента духовной сферы. Ввиду обширности предметной области исследования такие подвиды как религиозный и педагогический в данной работе не рассматриваются. Их анализ планируется провести в последующих научных изысканиях.

Рассмотренное позволяет отметить, что проблема образа жизни имеет ярко выраженный междисциплинарный характер. Она отражает культурологическую, философскую, социологическую, науковедческую, социально-психологическую, психологическую, этическую, экономическую, политологическую направленности. Комплексное изучение проблемы оптимизации образа жизни общества и личности, повышения его эффективности может быть осуществлено лишь совместными усилиями многих исследовательских коллективов.

При довольно подробной изученности образа жизни в научной литературе, до сих пор отсутствует системный анализ философского образа жизни. Это сужает ракурс видения значимости философской культуры, влияния философской формы общественного сознания на жизнь социума, познания особенностей философского творчества. Выяснение данного вопроса поможет конкретизировать механизм развития интеллектуального потенциала творческих личностей, ингредиентов философского склада ума.

Для нас отсутствие разработок, касающихся философского образа жизни, представляется фактором, стимулирующим научный поиск. Его изучение будет способствовать осознанию аксиологической ценности культуры философского мышления, социоинформативного креатива и поиску путей увеличения творческих потенций в обществе.

В связи с этим наша задача состоит в том, чтобы, обозначив широкую палитру своеобразия философского образа жизни различных мыслителей, определить общие принципы его функционирования на всех исторических этапах.

Для глубокого понимания сущности того или иного общественного явления желательно не только охарактеризовать общие и специфические особенности, но и выявить его непосредственные и опосредованные связи с другими явлениями, способами включенности в панораму социальных преобразований.

 

Рассматривая философский образ жизни, его можно охарактеризовать как систему методов и форм организации жизненных и творческих процессов мыслителем, направленную на поиски истины, формирование и распространение философской культуры.

В системе методов и форм присутствуют различные составляющие. Специфические ― отражают не только содержание исторического времени, периода активного творчества философа, но и его индивидуальные действия в решении своих задач, процесса творчества, организации режима деятельности, ценностных предпочтений и бытовых ситуаций.

Образ жизни, философский в том числе, всегда объективно детерминирован характером общественных процессов, типом общественных отношений. Так, философский образ жизни периода античности демонстрировал стремление к гармонизации жизни, к занятиям спортом, совершенствованию здоровья, увлечение поэзией, риторикой, открытыми дискуссиями. В эпоху феодализма господство обособленного натурального хозяйства предопределяло социальную дифференцированность взаимосвязей, замкнутость и в образе жизни философов. Исчезла открытость в философском общении, прекратилось обсуждение философами жизненных проблем с людьми на площадях, рынках, улицах. Трансформировалась роль философии в системе форм общественного сознания. Философия была провозглашена служанкой богословия. Деспотизм цензуры, кровавый диктат инквизиции переиначили и образ жизни философов: основным становится затворничество, таинственность, увеличиваются занятия конкретными науками. В трудах мыслителей и ученых философская проблематика камуфлируется религиозным антуражем, всепоклонением Богу, постоянным воспеванием его благодеяний. Иносказание, ориентир на чтение между строк, различные виды тайнописи, мессиджи пронизывают их труды.

 

Но организация образа жизни зависит и от материально-финансового обеспечения философа, социального ранга и социального статуса, устоев родительской семьи, давшей толчок к пробуждению интереса к философствованию. Безусловно, подобное увлечение может возникнуть и под влиянием других, родственных по духу людей, их эрудиции и блеска интеллекта. Нельзя не упомянуть при этом значимость уровня развития творческих способностей самого философа, степени его психологической защищенности от невзгод жизни, происков завистников, а также состояния здоровья. Так, образ жизни Ф. Ницше изменялся с усугублением его невротического заболевания. Со временем приступы невыносимой головной боли увеличились до трехсот пятидесяти дней в году. Неспособность медиков облегчить болезненное состояние, долгие пребывания в психиатрических клиниках нередко вынуждали философа делать лишь краткие записи в периоды умственного просветления. Длительное нездоровье лишало возможности осуществить давно задуманное, воплотить идеи в развернутом повествовании, реализовать большие философские проекты.

Философы всегда стремятся уйти от жесткого диктата общества, предписываемых им регуляций в образе жизни, мировоззренческих устоях, жизненных позициях. Но они пытаются находить различные возможности для увеличения поля творчества, повышения «коэффициента удовлетворенности» своим образом жизни и результатами философской деятельности. Нередко мыслители создавали необходимое вопреки давлению властных сил социума, преследованию чинуш и сонма посредственностей. Они стремились противостоять агрессивным претензиям, игнорировать указки убогого обыденного сознания.

Например, китайский философ Чжуан-Цзы (IVIII века до нашей эры), третируемый придирками и самодурством начальства, оставил государственную службу. По его мнению, всегда «мертвому лучше, чем человеческие муки». Жил уединенно, в бедности, считая, что мир погряз в скверне и ему не о чем с ним говорить. Его учение оценивалось как философия неудачников. Другой реакции и не могло быть по отношению к мыслителю, прозорливо констатирующему: «Того, кто крадет крючок с пояса, казнят, а тот, кто крадет царство, становится правителем» [239, с. 285−293]. Философоненавистники всеми средствами мстили ему за проницательность ума, его глубину и мудрость [267, с. 5, 19, 33].

 

Как показывают исследования, любой образ жизни есть одновременно и процесс, и состояние, т.е. воплощение динамичных и статичных, устоявшихся форм. К числу постоянных черт философского образа жизни необходимо отнести преобладание у многих трудоголизма, верности истине, преданности философскому поиску, перманентного стремления к причинно-следственному кросскультурному исследованию и поиску путей разрешения мировых и общественных проблем. А также помощь людям, сосредоточенность на изысканиях, ответственность за результаты своей деятельности, наличие высокого чувства собственного достоинства и чести, лишенность в поведении (чаще всего) эффектных проявлений и эпатажного куража.

Черты динамичности: активная жизненная позиция, индивидуальные приоритеты творчества, выдвижение новаторских идей, преданное отношение к общественным идеалам, личный интерес к определенной теме, своеобразие языка и речи, стиль жизни, манера поведения, система потребностей, интересов, ценностей, задач; темп, ритм, напряженность жизнедеятельности. Они находятся в постоянном изменении, совершенствовании, корректируются под влиянием преобразующихся мира и социума, нового видения выдвигаемых целей.

Креативность демонстрирует тесную связь философского образа жизни с общественными условиями, воплощающими единство необходимости и возможности. Здесь и социальные потрясения в обществе, и претензии социальной сферы к деятельности мыслителя, и потребность в его оценках происходящего, и одновременно различные возможности самореализации, удовлетворенности результатами креатива, достижения внутренней свободы. В этом аспекте упомянем о канонах жизнедеятельности Анаксагора (V век до нашей эры), который первым уяснил значимость деятельного начала всякой сущности, усиленно занимался исследованиями мозга животных для понимания существа психических реакций. Был увлечен своими научными и философскими разработками настолько, что полностью запустил свое домашнее и усадебное хозяйство. Длительно подвергался остракизму власти. Сидел в тюрьме за вольный и нетрадиционный образ мышления [239, с. 133–139]. Вопреки угрозам и тирании тюремного начальства занимался в острожной камере расчетами квадратуры круга. К счастью, от дальнейших преследований его спас Перикл.

Из отмеченного выше следует обратить внимание на интегративность характера философского образа жизни. Его объединяющая сущность обеспечивает соединение отдельных компонентов в целостную систему. Не все составляющие могут быть развиты в равной степени, в их связях между собой не всегда присутствует гармония, но интегрирующее начало всегда имеет место быть. Им является неподдельный и неугасаемый интерес к познанию закономерностей окружающего мира. Он иерархизирует все остальные качества в соотношении с их значимостью для обеспечения функционирования познавательных действий.

Важно, что именно увлеченность постоянно активизировала все параметры образа жизни И. Канта. Амплитуда движения мысли была чрезвычайно впечатляюща: от выявления закономерностей морских приливов и отливов до анализа категорического императива в философии практического разума. Со времен детства, в семье отца – ремесленника, усвоив этику добротного, честного труда, Кант всю жизнь считал всякий труд высоконравственным. А ответственность за его результаты − превыше всего. Жизненная цель мыслителя, сформированная еще в годы учебы в университете, – создать новую философию, – подчинила все его жизненные устремления. Вплоть до упорядоченности строго по часам научных и учебных занятий [49, с. 31], ситуаций быта. Об образе жизни Канта в Кенигсберге ходили легенды. Соседи по времени его прогулок, − строго в пять часов утра, − ежедневно сверяли часы. Такой четко спланированный режим со временем улучшил состояние его слабого здоровья [49, с. 17, 169, 171], позволил прожить долгую и плодотворную жизнь. Нужно учесть, что большой материальной обеспеченности у Канта никогда не было. Кенигсбергский мудрец защитил три диссертации, чтобы стать в 1770 году профессором. За пятнадцать лет педагогический работы успел прочитать студентам все учебные курсы, преподаваемые в университете [49, с. 31]. При всей скромности, внешней незаметности своего уединенного образа жизни Кант отличался научной смелостью в своих гносеологических поисках. В молодости он составил себе портрет мудреца, определил пути достижения философского образа жизни [182, с. 315]. И в течение всей остальной жизни следовал этим установкам. Многие философы, провозглашая высокие морально-нравственные принципы, высокую духовность, не могли в силу целого ряда причин воплощать их в своем поведении, общении и отношениях. И даже некоторые из них просили за это прощение у своих современников, понимая, что легче быть проповедником и несказанно труднее быть праведником. Но И. Кант, как и Т. Кампанелла, Д. Бруно, Сократ, постоянно утверждал своим образом жизни то, что считал абсолютно нравственно обязательным.

 

И. Кант настойчиво совершенствовал свое преподавательское мастерство. Лекции по естественным наукам читал с большим увлечением. Чтобы их послушать, заинтересованные приезжали из других городов. Но все-таки истинным его призванием была философия. Он постоянно в философских трактовках переходил от анализа физических законов к проблемам человека, от звездного неба − к роли морального закона внутри нас. В итоге, разрабатывая основы диалектики познания, он создает свою философскую систему. По его мнению, от философа нового типа мышления

 

и образа жизни обязательно должны исходить прогрессивные идеи и принципы в объяснении природных и общественных закономерностей, открытие путей достижения людьми душевного равновесия, альтруизм [96, с. 274, 275]. Благодаря самосовершенствованию истинный философ может интересно и талантливо прожить жизнь [96, с. 291].

Несмотря на многочисленные приглашения читать лекции в университетах Европы, Кант обычно отказывался от подобных предложений, хотя благодаря этому можно было в значительной мере улучшить свое материальное положение и обрести почести иного ранга. Великий мыслитель справедливо считал, что дополнительные обязанности отвлекут его от философских разработок, от поиска качественно новых путей развития философии, создания ее принципиально измененных фундаментальных основ [182, с. 328, 329]. В дальнейшем упрочении своей репутации он не нуждался.

Каждый яркий, масштабный мыслитель демонстрирует оригинальность и своеобразие своего стиля и образа жизни. Но необходимо определить сущностные основы философского образа жизни, рассмотреть его как целостное явление. В связи с этим попытаемся обозначить структурные элементы философского образа жизни.

Изучая структуру философского образа жизни, важно определиться с истоками его зарождения. Он начинает формироваться благодаря потребности человека в глубинном, философском освоении мира [32]. В истории развития человеческого общества получение только лишь конкретных, связанных с выживанием знаний постепенно начинает дополняться знаниями более абстрактными. Они предполагали обобщение повседневного опыта, связанного с различными видами физического труда, и определяли момент прогнозирования будущей деятельности и форм общения. Именно расширение масштабов деятельности мышления и ориентирования в реальности выявило необходимость формирования специфического философского образа жизни. Он требовал совершенно иных условий, нежели образ жизни человека физического труда. Разделение труда на умственный и физический и предопределило различие в их базовых характеристиках.

Необходимость в обобщающем познании мира предрешала интерес людей к моментам действительности, напрямую не связанных с процессом получения материальных благ. Удивление перед сложностью и многообразием Космоса, попытки проникнуть в тайны Вселенной обусловили стойкую направленность на философское знание.

Выделение людей, склонных к теоретизированию, анализу, системному знанию породило особое отношение к миру: окружающим людям, предметам реальной действительности, явлениям природы, мирозданию в целом. Оно было нацелено на саморефлексирование, поиск истины, погруженность в размышление, стремление поделиться своими мыслями с другими людьми, предостеречь их от ошибок в будущем.

Философское отношение предопределило развитие и направленность философского мышления, которое отличалось критичностью к общепринятому, попытками уйти от догм и стереотипов обыденного сознания. Постепенно в ходе развития философского знания формировался философский строй мысли, существенно отличающийся от позиции представителей естественных и точных наук, деятелей искусства. Он формировал философский язык и философскую речь, которые наиболее адекватно отражали развитие философской креативности.

Философские рассуждения, ход и глубина мыслей постепенно очерчивали контуры философской деятельности. В процессе развития философского знания создаются и формы философской деятельности: философские беседы и дискуссии, написание трудов, преподавание философии в различных учебных заведениях, а затем и издание журналов, монографий, организация семинаров, конференций и симпозиумов.

Философская деятельность позволяла совершенствовать систему философских ценностей, которые определяли характер философских систем. Неодинаковые общественное положение, характер образования, мировоззренческие установки в семье порождают и различные философские взгляды, что способствует созданию подчас полярных философских школ и направлений. Ценности непосредственно влияют на становление философских убеждений, которые философам часто приходится отстаивать в борьбе, иногда с трагическими последствиями.

Все перечисленные компоненты воздействуют на формирование философского стиля жизни. Он включает: предпочтения в философской сфере, философское поведение, систему философского общения, сформировавшиеся привычки, характереологические свойства.

Нами философский стиль жизни трактуется как способ реализации принципов философского образа жизни и его регулирования. Философский стиль жизни демонстрирует коммуникативные потребности мыслителя, его коммуникативную культуру, меру коммуникабельности, степень его самоудовлетворенности сформированными навыками общения. Смысло-жизненные установки, реализуемые в поведенческом стилевом рисунке, характеризуют структурно-личностные конструкции, ценностные и мировоззренческие параметры. Система отношений с миром и людьми, их интенсивность, глубина, продолжительность – также приоритеты стиля жизни философа. Стиль жизни через поведение, общение, отношения проявляет или скрывает духовные, душевные, интеллектуальные, творчески созидающие, самодостаточные ориентиры их обладателя. По нашему мнению, абсолютно самодостаточным человек быть не может, так как люди осуществляют саморазвитие всю жизнь на основе принципов, заложенных в детстве родителями, воспитателями детского сада, учителями в младших и средних классах школы.

Самодостаточный человек − это человек, имеющий внутренний духовный «стержень», не нуждающийся в чужих «подпорках» для корректировки своего поведения. Внутренний «стержень» отсутствует у социально инфантильных людей, то есть духовно несформировавшихся, не способных проследить связь между своим поведением и его последствиями, неумением вести себя соответственно обстоятельствам. Самодостаточность, достигнутая в результате воспитания, самопознания и саморазвития, состоит в наличии гармонично развитого мировоззрения − системы основополагающих взглядов на окружающий мир и место человека в нем. Оно придает целесообразность и последовательность действиям человека. Мировоззрение содержит следующие структурные элементы:

1) многосторонние знания, полученные в учебных заведениях и в процессе приобретения жизненного опыта;

2) усвоенные нормы жизни (моральные, нравственные, правовые, политические, экологические и т.д.);

3) духовные ориентиры − установки (предрасположенность к действиям определенным способом), принципы, идеалы;

4) систему ценностей (реестр значимости явлений, позволяющих оценивать предметы реальной действительности). Сформированная система ценностей помогает разбираться в том, что в жизни, − говоря языком Маяковского, − хорошо, а что такое плохо, что пошло и неприемлемо для достойного человека. Что он должен защищать своей активной жизненной позицией, своими действиями, поведением или чему он должен противостоять, отрицать, не принимая. Система ценностей обусловливает адекватную самооценку личности, крайне необходимую в различных сложных жизненных ситуациях;

5) философию − ядро мировоззрения; какая философия усваивается, такое и формируется мировоззрение;

6) убеждения − лично сформированное отношение к миру, обществу и человеку на основе всех предшествующих элементов – результирующая составляющая мировоззрения.

Равноценно развитые элементы мировоззрения способствуют четкому осознанию человеком жизненных целей и задач (последние конкретизируют цели). Для продуктивного осуществления целей необходима самостоятельно выстроенная стратегия жизни (общее видение смысложизненных перспектив и смыслосозидающих направлений будущих действий).

Далее определяется тактика (различные способы осуществления стратегии) − своих повседневных эмоционально-чувственных реакций, оценок поведения, общения, действий окружающих (через зло или добро, благородство или цинизм (знать всему цену и ничего не ценить), посредством вежливости или хамства, путем обмана или следования истине, равнодушия или помощи другим).

Все это требует наличия высокого уровня психологической защищенности, позволяющей стойко противостоять жизненным ударам, потерям, драмам и трагедиям жизни. Она придаст уверенности в своих жизненных позициях. В этом случае не будет необходимости искать опору во внешних средствах: курении, выпивках, наркотиках, гипнозе, гадалках, манипуляций под видом помощи, неразборчивых половых связях.

Эти сформированные компоненты самодостаточности дадут возможность проявить себя в творчестве − создать новое в своей области знания, в профессии, сделать жизнь интересной, успешной и креативной.

Знаменитое выражение Ж. Бюффона «стиль есть сам человек» констатирует консолидирующе-интеграционную функцию стиля жизни. Стилевые проявления образа жизни философа базируются на высоком уровне его культуры, в них чаще всего нет тяготения к внешним эффектам. Философ стремится к стилевой целостности, к гармоничности своих смыслодействий. Одновременно масштаб личности при изменении жизненных коллизий, беспрецедентном давлении сложных обстоятельств детерминирует высокую степень стилевого разнообразия в поведенческих и коммуникативных реакциях [166]. Утонченность духовного мира философа, цельность идеалов, философская и житейская мудрость, интеллектуализм укрепляют полифункциональность механизма взаимосвязи стиля и образа жизни, обеспечивают их вариативность в преодолении прессинга тупости и мрака бытия.

При одном и том же философском образе жизни могут быть различные стилевые компоновки. Сократу была присуща открытость в общении с людьми. Он покорял улыбкой, раскованностью, дискурсивностью, ироничностью и безупречной логикой. Его не смущала уличная обстановка: шум, посторонние лица, отсутствие внешнего комфорта. Данный антураж не уменьшал чувство величайшего удовлетворения и удовольствия от философского процесса. Он не мыслил своей жизни вне непосредственного общения с горожанами на философские темы. Пробуждать мысль, заставлять собеседников задуматься о сущности жизни, о самоусовершенствовании было его неутомимой страстью.

Для яркости контраста обратим внимание на совершенно уединенный и даже затворнический стиль жизни, характерный для Шопенгауэра и Ницше. Шопенгауэр был глубоким интровертом, мрачным пессимистом, замкнутым, подозрительным, вздорным, неуживчивым, тяжело переживал свое длительное непризнание [294, с. 269, 322, 395, 399, 435]. По своему образу и стилю жизни он являл полную противоположность жизненным устоям родной матери. Она отличалась легким нравом, занималась сочинительством, посещала литературные гостиные, вела светский образ жизни, была вхожа в дома философских знаменитостей, с которыми со временем познакомила и своего нелюдимого сына.

И у Шопенгауэра, и у Ницше потребность в постоянных контактах отсутствовала. Более того, можно сказать, что они их даже тяготили. Умственная сосредоточенность требовала от них резкой ограниченности общения, отрешенной углубленности в позиционируемые проблемы.

Строгая дозированность всех жизненных проявлений была традиционной для Канта, что удивляло и изумляло окружающих. Он ел один раз в день, считая, что многократный прием снеди ослабляет организм, забирает много сил на переработку пищи. Обед начинался строго в 14 часов, ни минутой позже, на него всегда приглашались коллеги-друзья. И если кто-то из них опаздывал на пару минут, это очень нервировало философа. За обедом обязательно шла непринужденная беседа, обмен мнениями, активное обсуждение научных и философских проблем [49, с. 168, 171].

Находил возможным самобытно дозировать свое участие в государственных делах великий поэт и мыслитель Гете, занимавший пост министра в правительстве. Устав от придворных интриг, филистерства чиновничества, нескончаемого бюрократизма, он инкогнито уезжал за границу на несколько недель или месяцев, пребывал в уединении, занимаясь поэзией, философией, наукой. Противоречия в социуме, существовавшие в то время, накладывали отпечаток на его образ жизни, предопределяли подобное стилежизненное своеобразие. В этой реализации задумываемого обращает внимание на себя стилевое единство потребностей и организации действий для стимулирования творчества. Таким образом, стиль жизни философа – это еще и способ противостоять удручающей суете обыденности.

Необходимо отметить, что могут быть совершенно различные условия жизни у каждого из них, обусловливающие многогранные культуросозидающие ориентиры. Но в какой-то крайне важный, принципиальный момент гении философии не остаются в стороне от значительных общественных событий, проявляют активную жизненную позицию, осуществляют единообразные стилевые акты.

Примером действенной преданности идеям является имя Альбера Камю. Он очень страдал в детстве и юности от хронической нищеты и отчуждения. В то время жизнь в колониальном Алжире была унизительно тяжела [95, с. 3] и полна опасностей. Это, безусловно, впоследствии повлияло на формирование понятий «абсурда» и «абсурдности существования» [107, с. 55] и нашло отражение в его основных произведениях. Живя во Франции, в 1941 году Камю становится в ряды Сопротивления, считая, что по-другому в столь страшное концлагерное время поступать нельзя [95, с. 4]. Совокупный опыт философствования привел туда и Ж. П. Сартра. Перед этим он был на фронте, попал в плен. Ужасы войны не сломили его боевой дух и целенаправленно вывели на непримиримое противостояние злу. Их борьба с фашизмом, переживаемые опасности помогали формироваться положениям будущего французского экзистенциализма. Хотя, в отличие от А. Камю, Ж. П. Сартр в юные годы жил в совершенно иных материальных условиях. Богатая буржуазная семья обеспечивала всем необходимым, но и одновременно глубоким чувством внутреннего одиночества. Постоянный интерес к книге, полученное образование в престижном столичном вузе выстроили блестящую стратигему бытия.

Нельзя обойти вниманием, что в то время нестерпимо унизительные ощущения концлагеря во Франции на фоне всеевропейского пресмыкательства перед фашизмом у того и другого писателя утвердили протестную стилежизненную ипостась [217, с. 65]. Поведенческие и коммуникативные стилевые приемы в свою очередь оказали влияние и на их образ жизни, в итоге сделав его с годами в полной мере философским. Корректируя и внутренне углубляя пластичность образа жизни, стиль одновременно внешне высветил концентрированные в образе жизни параметры.

Базируясь на сказанном, позволительно отметить, что специфические особенности стиля жизни каждого философа детерминировались как внешними, так и внутренними событиями. К числу первых важно отнести: перипетии конкретно-исторической эпохи, принятые в обществе образцы поведения, этикетные установки, образ жизни социума. Внутренние показатели: материально-финансовое положение, состояние здоровья, усвоенные элементы уклада родительской семьи, личные ценностные приоритеты, интеллектуально-эвристические потребности изменения духовного мира, черты характера и темперамент.

 

 

 

 

 

продолжение следует...

 

1.1. Понятие «Образ жизни». Философский образ жизни и его структура

1.2. Генезис и становление концепта «Философский образ жизни» в истории Философии
1.3. Философ как системообразующий субъект философского образа жизни

1.4. Полифункциональная природа философского образа жизни

1.5. Ролевые характеристики философского образа жизни

 

- анекдот про Сократа вместо эпилога:

Однажды Сократа спросили, какая часть тела самая нечувствительная. 
- Нос. Моя бабушка всю жизнь водила дедушку за нос, а он этого совершенного не чувствовал.

При желании обсудить первую часть первой главы

монографии "Культуросозидающая сущность философского образа жизни"

можно в комментариях тут:

Comments:

 

Добавить комментарий

Будьте вежливы и ненавязчивы.
Будьте добры и будьте счастливы!


Защитный код
Обновить

bengal cat


Поделиться

Спасибо за поддержку!

Авторизация

Мы рады Вас видеть на нашем сайте

До новых встреч!




Может быть интересным:

Другие статьи, материалы...


Яндекс.Метрика
orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi